«Приемы незатейливы, но очень эффективны». Шеф-редактор The Insider рассказал, как команда делает резонансные расследования

Автор:
София Телишевская
Дата:

Шеф-редактор независимого издания The Insider, которое признано «нежелательным» в РФ, рассказал как их редакция делает резонансные расследования о работе российских спецслужб.

Соответствующий пример Роман Доброхотов привел в интервью «Бабелю».

«Все просто: что касается ФСБ и ГРУ, мы с Bellingcat всегда работаем вместе. Мы познакомились с Христо Грозевым, когда обсуждали в Twitter идентификацию одного из малофеевских боевиков на Балканах, поняли, что у нас есть общие интересы, и в итоге сделали первое расследование в нескольких частях — «Кремлевский спрут». Оно о том, как Россия организует перевороты на Балканах», — отметил журналист.

Он отметил, что расследование о российском «Буке», который сбил малазийский боинг над Украиной, инициировал сам Bellingcat, потому что у них было намного больше экспертизы для этого.

«Они сделали эталонное расследование и установили весь маршрут «Бука» из Курской области до места выстрела. Мы в этом не участвовали, но тема вторжения нас интересовала, мы, например, были первым медиа, которое доказало, что Россия посылает своих типа добровольцев на Донбасс и вербует их через военкоматы», — отметил Доброхотов.

В сотрудничестве журналисты нашли много новых инструментов, как выявлять сотрудников спецслужб.

«Например, заменять последнюю цифру в паспорте и находить еще одного ФСБшника или ГРУшника — они сериями выдавали паспорта, и можно было выявлять их скопом. Еще можно смотреть по регистрации автомобилей на адреса войсковых частей. Приемы эти незатейливы, но очень эффективны», — отметил расследователь.

Он рассказал. часто большие расследование делает три человека, которые экономят много времени, отбрасывая на старте лишние гипотезы.

«Если правильно выстроить дизайн расследования, иногда правильный ответ устанавливается через две-три «пробивки». Вот пример: отравили Навального, и мы решили, что нам интересно. Мы понимали, что отравители тоже наследили в базах данных, но чтобы это проверить, нужно знать, что проверять. У нас была общая гипотеза: есть ученые, которые разрабатывали «Новичок» для спецслужб, и через их телефоны можно вычислить исполнителей отравления. Сначала мы вычислили центры, где работали химики, которые синтезировали «Новичок» и работали с ГРУшниками», — пояснил шеф-редактор независимого издания The Insider.

Второй шаг — проверить, кому звонили эти химики в день отравления. В случае с Навальным они увидели, что глава научного центра «Сигнал», где производят «Новичок» Артур Жиров как раз накануне отравления начал активно звонить в институт ФСБ.

«Когда мы увидели эти звонки, сразу открыли бутылку шампанского. Дальше уже было дело техники — посмотреть поездки и звонки этих ФСБшников и обнаружить множество совместных перелетов с Навальным», — отметил журналист.

  • Алексей Навальный попал в больницу Омска с сильным отравлением 20 августа. Тогда он впал в кому. 21 августа Навального отправили самолетом в Германию. 2 сентября правительство Германии объявило, что российского политика отравили веществом из группы «Новичок». 6 октября Организация по запрещению химического оружия подтвердила, что Навального отравили веществом из группы «Новичок» — его нанесли на его нижнее белье.
  • 14 декабря международные расследователи назвали имена сотрудников ФСБ, отравивших Навального, а раньше чуть не убивших его жену. За несколько часов до публикации результатов расследования Навальный позвонил одному из сотрудников ФСБ Константину Кудрявцеву, который может быть причастен к его отравлению. Политик представился помощником секретаря Совета безопасности и бывшего директора ФСБ Николая Патрушева и общался с ним 45 минут. Кудрявцев признался в проведении спецоперации по отравлению.
  • Суд вынес приговор Навальному 2 февраля 2021 года. У него был условный срок 3,5 года, но суд решил изменить его на реальный, поскольку Навальный не приходил в Федеральную службы исполнения наказаний отмечаться как условно осужденный по делу «Ив Роше». Адвокаты политика подчеркивали, что он не приходил, потому что лечился в Берлине после отравления «Новичком».