«Кира Рудык не поняла, что политическая партия — не частная компания, а люди, которым нельзя закрутить гайки». Депутат Александра Устинова о расколе в партии «Голос» — интервью

Автор:
Оксана Коваленко
Редактор:
Катерина Коберник
Дата:
«Кира Рудык не поняла, что политическая партия — не частная компания, а люди, которым нельзя закрутить гайки». Депутат Александра Устинова о расколе в партии «Голос» — интервью

«Бабель»

Конфликт в партии «Голос», о котором мы писали в начале весны этого года, обострился. Седьмого июня из партии вышел Сергей Притула. Он заявил, что руководство «Голоса» слишком далеко отошло от «начальных основ» и политическую карьеру он продолжит сам. Два дня спустя народный депутат партии Ярослав Юрчишин заявил, что десять депутатов могут выйти из парламентской фракции «Голоса». Очевидно, речь идет о депутатах, которые в начале года перешли в оппозицию к руководству партии и заявили об узурпации власти главой «Голоса» Кирой Рудык. Тогда руководитель парламентской фракции партии Ярослав Железняк намекал, что недовольные могут выйти из партии. А те требовали, чтобы Рудык сложила полномочия. Теперь этого же требует Черновицкое отделение партии, а члены Винницкого сдали партийные билеты и прекратили работу. Они обвиняют руководство в кулуарных переговорах с Офисом президента о коалиции в Раде и репрессиях против нелояльных партийцев. Почему разваливается «Голос» и возможен ли компромисс между двумя лагерями — в интервью народного депутата «Голоса» и оппонентки Киры Рудык — Александры Устиновой.

В марте мы писали о конфликте в «Голосе» и насчитали девять причин раскола между вами и руководством партии. Вы тогда говорили, что нужны изменения в устав, нужен съезд и тому подобное. Что-то изменилось после этой публикации? Состоялся ли в партии диалог?

С того момента все стало только хуже. Съезда не было. Однако они [руководство партии] своеобразно начали готовиться к нему — стали рейдерить партию. Третьего июня они сменили главу Днепровской ячейки Виталия Жеганского, который создавал ячейку с нуля еще с парламентских выборов 2019-го. Вместо него поставили Алексея Савчука — друга Юрия Богданова.

Затем зачистили еще две ячейки: уволили руководителя Черновицкой ячейки. Там у нас был очень мощный руководитель Алексей Попович. Вместо него поставили помощника Киры, который имеет к Черновцам такое же отношение, как я к Марсу. Далее уволили руководителя Херсонской ячейки. К тому же они открыли пять новых ячеек: в Луганской, Николаевской областях — там управлять поставили двух штыков Киры из Киевсовета, а также в Запорожской, Сумской областях и Крымскую ячейку. Управлять ими поставили номинальных лиц, двое из которых, вообще, в Киеве какой-то розничной торговлей занимаются.

Это все о партии, а во фракции что-то изменилось? Коммуникация есть?

Нам перекрыли доступ в пресс-поинт в Верховной Раде, потому что там есть время только под выступления от фракции. Они запретили фотографу нашей партии нас фотографировать. После того начали гнать против нас «джинсу». Мы даже посчитали, что за это время против меня вышло 67 статей, начиная от Telegram-каналов, заканчивая сливными бачками.

Вы просили провести заседание фракции, на котором хотели обсудить проблемы. Оно состоялось?

Мы пошли официальным путем — начали писать письма Железняку. По закону о регламенте председатель фракции должен собирать заседание каждую неделю. Но Железняк сказал, что они отдельно, а мы отдельно, и собирать общую фракцию он не намерен.

Вы пытались собрать съезд партии?

Они отказываются собирать официальный съезд. Его может собрать только политический совет партии, который полностью контролирует председатель партии Кира Рудык. Даже если политический совет вдруг объявит съезд, Кира может ветировать это решение как глава. То есть съезд фактически может собрать только один человек — Кира Рудык.

Поэтому мы сделали чат со всеми регионами и предложили встретиться, обсудить изменения в устав, проговорить ситуацию в партии. К нам приехали около 150 человек. Хотя им запрещали ехать. И руководителей тех областных организаций вызвали на ковер к Кире и Ярославу [Железняку] и зачистили несколько регионов. В интервью «Новому времени» Кира говорила, что нас собралось около двадцати, но это неправда.

Но юридической силы этот ваш съезд не имел, правильно?

Да, не имел. Мы сделали такую встречу, чтобы показать руководству партии, что возможно собрать съезд оперативно. Кира, не бойся, собери съезд, люди приедут. У нас за два года существования партии не было такого общего съезда. Мы хоть познакомились все, обсудили изменения в устав, обсудили ситуацию в партии.

Почему именно сейчас ситуация обострилась?

Мы увидели, что они открыли новые ячейки и позачищали другие. Мы поняли, что они готовят съезд, о котором нам не говорят. Новые ячейки — это возможность иметь дополнительные партийные билетики, которые голосуют так, как нужно. Смена руководителей — то же самое. То есть этот съезд будет полностью под влиянием Киры. У них с февраля работает так называемая уставная комиссия, и ни одного официального собрания не было. Я, как председатель областной организации и как народный депутат, в апреле подала поправки в устав и с тех пор не получила никакой реакции. То есть они втихаря там что-то делают.

Почему у вас нет единого видения — одна ячейка сдает партийные билеты, другая, наоборот, требует исключить Рудык из партии?

Люди, которые приходили в партию, приходили на демократических началах. Я не могу позвонить в Черновцы и сказать «пиши заявление» или «требуй от Киры, чтобы она вышла из партии».

Насколько реально исключить Рудык из партии, учитывая ее влияние?

Исключить Киру из партии может только политсовет, который полностью контролируется Кирой. У нас есть пять штыков Киры, которых она завела в политсовет. Получается, что у нас около десяти человек контролируют партию. А те партийцы, которые ее создавали, теперь выходят из нее, или их выгоняют. Из партии вышла вся Белоцерковская ячейка, Херсонская.

Рудык говорит, что это проблема роста политической силы. Изменения в партии она объясняет тем, что в начале у вас было всего 20 депутатов в парламенте, а теперь у «Голоса» 350 депутатов в местных советах.

Это не проблема роста. Все люди, которые создавали партию, уходят из нее. Это проблема управления. И Рудык до сих пор не поняла, что политическая партия — это люди, которым она не может закрутить гайки, это не диктатура и не частная компания, где ты можешь не выплатить зарплату или имеешь административные рычаги. Здесь люди, которые Кире Рудык ничего не должны. Почитайте комментарии под постами «Голоса» и Киры Рудык — там люди говорят ей: «Ты убила единственную нормальную партию в Украине. Уходи».

Не будет ли победой ваших оппонентов то, что часть ячеек сложит партбилеты?

Я считаю, что это манипуляция. Вы говорите, что она победила, но она узурпировала власть. У нас есть два варианта: либо я буду сидеть вместе с ее киевской командой, которая в Киевсовете голосует дерибан, и делать вид, что я часть этого; или мы отойдем в сторону и дальше будем развивать и, может, создавать какую-то свою политическую силу.

О каком «киевском дерибане» вы говорите? И какое отношение к этому имеет руководство партии?

У нас руководитель партии является руководителем Киевской ячейки, и она фактически влияет на голосование этой ячейки. Кроме того, некоторые голосования, например голосования за Бабий Яр, было принято политическим советом «Голоса», который контролирует Рудык. Они рекомендовали киевской команде голосовать за этот мемориал с российскими инвестициями.

Кира Рудык часто говорит, что ценностных расхождений в партии нет — потому что вы все равно всей фракцией голосуете в парламенте.

Ценностные различия есть, потому что голосование за дерибан земли — это мировоззренческие разногласия.

Я так понимаю, еще одна причина вашего раскола заключается в том, что Сергею Притуле не позволили возглавить Киевскую ячейку, а потом исключили из Киевсовета. Рудык объясняет это тем, что Притула не мог определиться с политическими амбициями и хочет ли вообще быть в политике.

Кира убрала всех, кто мог стать ее конкурентом. Сергей оказался среди них. Его исключили из политсовета несмотря на то, что он принимал активное участие во всех избирательных кампаниях. Поэтому странно слышать, что он не хотел себя связывать с политикой. И когда у нас в партии возникли проблемы, Сергей — это тот человек, который сказал, что надо бороться, чтобы спасти партию.

Обсуждали ли вы проблемы партии с [Святославом] Вакарчуком? До марта коммуникации не было. А в последние месяцы?

Нет, мы не общались. Никаких публичных заявлений Вакарчука я не видела тоже.

Помогают ли вашей партии сотрудники Dragon capital?

Я никогда этих людей не видела. Всех спонсоров можно посмотреть в наших отчетах, которые мы подаем в НАПК. Но я точно могу сказать, что у нас испортились отношения со многими спонсорами, когда они поняли, куда ведет Кира Рудык.

Юрчишин заявил, что вы можете выйти из партии. Есть ли уже такое решение?

Мы коллективно принимаем подобные решения. Коллективного решения еще нет, и я не могу пока сказать, когда мы будем его обсуждать.

Каким вы видите выход из ситуации?

При нынешнем руководстве фракции и партии я не представляю, как можно сотрудничать. После того, как я поняла, что партию рейдерят, шансов ноль.

За противоположной точкой зрения мы обратились к Кире Рудык. Сейчас продолжаются переговоры о времени и дате интервью.

Чтобы голос «Бабеля» был громким — отправьте нам Донат.