Андрей Садовый выиграл выборы, войну с Порошенко и (почти) победил «путч». Как у него получилось? Почему не обошлось без Медведчука? Большое интервью действующего и следующего мэра Львова

Авторы:
Катерина Коберник, Мария Жартовская
Дата:

«Бабель»

Двадцать пятого ноября мэр Львова Андрей Садовый четвертый раз победил на выборах городского головы. Во втором туре он получил 62,25 процента голосов, а его конкурент от «Европейской солидарности» («ЕС») Олег Синютка — 37,75 процента. Дальше на торжественной сессии горсовета Садовый вместе с депутатами планирует принять присягу и начать работать. Но есть один нюанс: депутаты трех из пяти фракций — ЕС, «Свободы» и «Варты» — считают, что присягу они уже приняли Это произошло на экстренном заседании горсовета 24 ноября. Депутатов лояльных к мэру фракций «Самопоміч» и «Голос» на заседании не было. Садовый уверен, что таким образом его оппоненты решили захватить власть в городе. Неожиданное собрание части депутатов фактически лишило полномочий старого мэра (Садового), а новый мэр (и это опять Садовый) их пока не получил. На Zoom-интервью с «Бабелем» вечером 25 ноября мэр опаздывает — у него встреча с представителями всех фракций горсовета. Вернувшись в свой кабинет, он садится за стол, шутит, ест мед и мало похож на человека, который только что пережил путч. Мы расспросили у него об истинных бенефициарах конфликта в горсовете, медийном тандеме Петра Порошенко и Виктора Медведчука и свободных койках для больных COVID-19. Оказалось, что койки и кислород в городе есть, а остальное для Садового, который в одном кресле пережил четырех президентов, не новость и не проблема.

«Бабель»

У вас только закончилась встреча с потенциальными руководителями фракций в горсовете. Как она прошла и чем завершилась?

Была встреча с представителями пяти политических партий, у которых есть фракции в горсовете. Договорились о следующей встрече, которая состоится в пятницу [27 ноября]. Также мы сделали два обращения в городскую избирательную комиссию, чтобы она обнародовала протокол собрания [от 24 ноября], мы так и не поняли, что это было, и результаты выборов городского головы.

А сами депутаты не объяснили вам, что это — они же там были?

Часть из них была. Есть разные версии: одни говорят, что это была сессия, другие — собрание. Поэтому мы просим организатора этого собрания [избирательную комиссию] дать протокол и объяснить, что это было.

Что это было, по-вашему? Квалифицируйте как-то эту встречу.

Это были поствыборные конвульсии. Когда состоялись выборы и были результаты первых экзитполов, в полночь комиссия срочно принимает решение созвать сессию на следующий день, не предупредив депутатов, не указав даже место проведения. Сначала они хотели проводить эту встречу в сессионном зале областного совета — им отказали. Затем хотели собраться у входа в Ратушу. Потом подумали, что это как-то не подходит, и решили зайти в помещение городского совета, где проходит ремонт. Взяли руками проголосовали, что они депутаты, и разошлись.

«Бабель»

Кто идеолог и организатор этого собрания?

По моей информации, это группа юристов, которая консультирует [Григория] Козловского и [Игоря] Кривецкого. Это они помогали комиссии писать решение по этому ургентному заседанию.

Если эти два бизнесмена смогли организовать такое собрание, значит, они контролируют часть нового горсовета Львова?

Так выглядит. Комиссия приняла решение провести заседание [горсовета] третьего декабря. И тут побеждает Садовый и срочно созывается сессия. Как это назвать?

В Киеве это называют по-разному: рейдерство, титушки. По-вашему, это попытка захватить город?

Все эти вещи имеют право на жизнь, но есть закон, который надо уважать. Когда мы получим протокол от комиссии, будут обращения в правоохранительные органы.

Порошенко один из идеологов этого плана или орудие Козловского и Кривецкого?

Петр Алексеевич очень много времени провел во Львове во время избирательной кампании. Была задействована вся топ-номенклатура «Европейской солидарности» — приезжали [Александр] Турчинов, [Юрий] Луценко, [Алексей] Гончаренко и многие депутаты. Все ходили и рассказывали, какой Садовый плохой. В едином ключе работали каналы, которые подчинены [Виктору] Медведчуку и каналы, на которые влияет ЕС. Они работали в унисон с каналом «НТА», который принадлежит господам Кривецкому и Козловскому.

Тем не менее, Порошенко — союзник, идеолог или орудие этих бизнесменов?

Так они вместе работали. Избирательная кампания была в одном ключе. Кто-то финансировал, кто-то юридически поддерживал, кто-то был VIP-агитатором — это был один большой процесс.

На выборах во Львове Порошенко и Медведчук были союзниками?

Если смотреть информационный контент, то да. Как правило их каналы повторяли одинаковые новости. Очень часто это были фейки.

Медведчук и Порошенко декларируют кардинально разные ценности, их коллаборация вас удивила?

Фактически Медведчука извлекли из анналов после 2014 года [когда Порошенко стал президентом]. Он попал в рейтинги самых богатых украинцев по результатам деятельности в Украине с 2015 по 2019 год.

Давайте уточним, это благодаря Порошенко?

Я не исследую этот вопрос, а констатирую то, что вижу из открытых источников.

«Бабель»

Если мы так часто упоминаем фамилии Козловского и Кривецкого, расскажите о природе вашего конфликта.

Как вам сказать... Кривецкий влияет на партию «Свобода», Козловский — на фракцию «ЕС» [во Львовском горсовете]. И одна, и другая имеют ко мне претензии в течение очень долгого времени — это и есть природа конфликта.

Это же бизнесмены, они не о политике. Что им конкретно нужно сейчас — имущество, земля?

Наверное, есть экономические интересы, которые не выходят наружу, но которые толкают на те или иные действия.

И, наверное, вы о них знаете, но не говорите.

Как мэр я о многом знаю, но сегодня мне важно, чтобы мы начали работу с чистого листа и город имел прогнозируемое будущее. Я хочу, чтобы эти пять фракций работали на конструктив.

Вы сейчас говорите как типичный политик, но, например, Козловскому нужны [село] Брюховичи и [город] Винники, а вам — поддержка горсовета, на какие компромиссы ради этого вы готовы идти?

На этот и другие прямые вопросы о возможных переговорах с бизнесменами и возможной коалиции в горсовете мэр отвечал в духе — компромиссы возможны только в рамках закона.

Если сейчас «ЕС» захочет «своего» секретаря горсовета, на такой компромисс пойдете?

Как правило, на должность секретаря я предлагаю того, у кого наибольшая поддержка в депутатском корпусе, и на моей памяти мои предложения всегда поддерживали депутаты. Так же планирую сделать и сейчас. Я не конфликтный человек. Выборы закончились, я — «за майбутнє».

Осторожнее с заявлениями типа «я за майбутнє», могут не так понять.

(Смеется) Да-да, напишите, чтобы было понятно.

«Бабель»

Имя кандидата в секретари вы сейчас не назовете?

Я провел встречи с тремя фракциями — «Самопоміч», «Голос» и «Варта». Завтра [26 ноября] у меня будет встреча с «ЕС» и в пятницу — со «Свободой». После этого выйду на какое-то консолидированное решение.

Давайте все же разберемся. Из Киева создается впечатление, что у вас тут путч, у львовян пытаются украсть выбор, но вы очень оптимистичный и говорите о мире. Что у вас будет дальше — мир или война? Заговорщики проиграли?

Они ударились о штангу и о перекладину одновременно. Почитали закон и поняли, что сделали то, что нельзя делать. Потому что секретаря может предложить только мэр, а кто-то из коллег этого не знал. Думали, что депутаты могут себе собраться, избрать секретаря и управлять, как захотят.

С «бенефициарами» части депутатов — Козловским и Кривецким — вы не пробовали говорить?

Кривецкого я последний раз видел год или полтора назад. Козловский был депутатом городского совета предыдущей каденции — он приходил на заседания, я его видел.

«Зеркало недели» писало, что в 2016 году он помогал вам в конфликте с Порошенко.

Это не соответствует действительности.

С Порошенко вы планируете встречаться?

Петр Порошенко — пятый президент Украины, это наша история. У меня человеческие нормальные отношения со всеми президентами. У Януковича статус президента Верховная Рада забрала. Если Порошенко приедет во Львов и у него будет желание встретиться, конечно, я с ним встречусь, почему нет?

Когда мы разговаривали в прошлый раз, вы говорили, что не общаетесь с [тогда заместителем председателя ОП Сергеем] Трофимовым. Сейчас у регионов новый куратор — Кирилл Тимошенко. Вы уже с ним общались? Чего власть сейчас хочет от вас?

На прошлой неделе мы общались через Zoom с премьер-министром, мэрами областных городов, и Тимошенко принимал участие в этих совещаниях. Он сказал, что будет больше общаться с регионами.

Сколько раз за время кампании с вами говорил Трофимов?

Ни разу не звонил и не приезжал.

Вы какие-то проблемы Тимошенко уже озвучивали?

Я публично озвучил самую большую проблему на сегодня — это реверсная дотация. Государство забирает из города 591 миллион гривен, хотя у нас есть падение доходов [городского] бюджета. Реверсная дотация должна забирать избыток, а у нас доходы упали, но деньги все равно забирают. А для противодействия COVID-19 все время нужны живые деньги. Мы уже вложили более 248 миллионов местных средств, плюс бизнес — 80 миллионов, а от государства получили только 30 миллионов и это только в последние недели. То есть, 590 забрали, а 30 дали. А где же средства из «ковидного» фонда?

А вы спросите об этом на следующем совещании у Кирилла Тимошенко. Он курирует «Большое строительство», которое получило бОльшую часть денег из «ковидного» фонда.

Это он его курирует? Спасибо за информацию, интересно.

Давайте о пандемии. Две недели назад заполняемость «ковидных» коек во Львовской области была 65 процентов. Динамика у вас очень неутешительная, что сейчас — свободные койки еще есть?

Есть областные больницы и есть городские коммунальные, я отвечаю за городские. У нас последние три недели достаточно ровная ситуация. Мы с самого начала резервировали 920 коек для больных COVID-19. Сейчас заняты примерно 570, из них COVID-19 — 380, другие — пневмония. И еще к этому мы добавили одно отделение на 350 коек. Сейчас оно свободно. Там стоят кровати и подключен кислород... Одна вещь, которую мы четко вычислили — на сто больных двое будут госпитализированы.

Глава Минздрава [Максим] Степанов тоже говорил, что с койками и кислородом в регионах все хорошо, а волонтеры на местах писали , что ничего нет. Когда вы говорите о койках, это означает, что у вас есть кислород и концентраторы для всех, кому это нужно?

У нас достаточно точек подключения кислорода и достаточное количество концентраторов. Мне важно, чтобы в декабре мы имели 1 400 коек, а в январе около 2 000. За следующие пару недель должны прийти еще 200 кислородных концентраторов.

«Бабель»

О карантине выходного дня. Вы сказали, что Львов, где много ресторанов и баров, в которых люди сидят без масок, не будет выполнять это решение правительства. Не хотите признать, что с вашей стороны это, в том числе, был популизм?

Мы ежедневно мониторим ситуацию и видим динамику. Относительно карантина выходного дня, ни один профессиональный врач не подтвердил мне, что он работает. Это просто демонстрация бурной деятельности. Скорее можно заразиться в общественном транспорте, в большом торговом центре, поэтому в субботу и воскресенье они во Львове не работают. А в маленьком магазинчике, куда в течение дня зайдет пять или десять человек, там минимальная возможность заражения. То же с кафе, где будут заняты три-четыре столика по два человека, это ни на что не влияет.

Во Львове 30 тысяч человек работают в сфере ІТ и еще порядка 50 тысяч — в малом бизнесе, которые сами себя кормят. Если лишить их заработка, они придут в город и скажут: «Дайте нам деньги». Вы же понимаете, что правительство никакой компенсации никому не заплатит, потому что денег физически нет. У нас есть проблема вовремя заплатить деньги пенсионерам, медикам. МВФ сказал, что денег в этом году не будет. Антикоррупционное законодательство мы не восстановили, а это надо сделать.

Президент предлагал разогнать Конституционный суд, но парламент его не поддержал и реальной альтернативы не предложил. Если бы вы были депутатом, поддержали бы Зеленского?

Я бы делал по-другому. Если вы проанализируете прошлое каждого члена КС, то найдете много интересных моментов. Очень часто задушевный разговор с человеком может дать интересный эффект. Он сам может написать заявление. В государстве должны работать СБУ, милиция, прокуратура, антикоррупционные ведомства. Если все они работают, нет проблем с судьями, взяточничеством и чиновниками.

Вернемся к COVID-19. Как вы поймете, что уже настал момент не спасать бизнес, а закрывать все, чтобы спасать жизни? Это должна быть какая-то цифра в статистике?

Это должно быть решение на уровне государства и оно должно быть одинаково для всех. Если государство примет решение о полном локдауне, то его должны выполнять все.

А почему карантин выходного дня не должны, а полный локдаун — должны?

Карантин выходного дня не работает.

Если введут полный локдаун, вы с этим не будете спорить?

Не буду.

Даже если у вас будет контролируемая ситуация?

Если это решение будет принято на уровне государства, я буду понимать его логику. Так делают во многих странах мира и это дает свой эффект.

Мы должны хорошо изучить опыт Словакии и Австрии, которые тестируют, используя тесты на антиген. Но к этому надо готовиться. Мы сейчас закупили первую партию — 10 тысяч таких тестов и тестируем медиков, даем тесты в больницы и поликлиники для ургентных ситуаций. Когда, например, больной человек нуждается в каком-то оперативном вмешательстве, чтобы мы за 15 минут поняли, есть у него COVID-19 или нет. Сейчас я не знаю, какая стратегия государства в вопросе коронавируса и что оно планирует делать через месяц, два, три.

У вас снизились поступления в бюджет, что будет с бюджетом города на следующий год?

Если коротко, мэр сказал, что с деньгами в следующем году у Львова все должно быть хорошо, даже если в стране будет так себе. «Мы же Львов. Кто-то должен показывать пример в государстве».

«Бабель»

Давайте о вечной теме — мусор. «Зеркало недели» писало , что вы обещали построить мусороперерабатывающий завод еще в 2006 году и за три каденции так этого и не сделали. За эту каденцию построите?

В 2006 году я не обещал построить завод, вы не найдете этому подтверждений. Я помню, что говорил. В 2016 году утилизация тонны отходов на полигоне стоила 2—3 доллара, а на заводе по переработке мусора в Европе — от 40 до 120—150 долларов. То есть, любой построенный сегодня такой завод — это планово убыточный объект. В Европе их дотируют за счет грантов и средств Европейского Союза.

Мы начали строить завод во Львове. Сегодня завершены подготовительные работы, подведены все коммуникации и сети, есть решение Европейского банка по компании, которая будет строить второй этап, есть станция компостирования. Это строительство возможно исключительно за счет гранта Евросоюза в 10 миллионов евро. Плюс 25 миллионов евро льготного кредита на десять лет. Если бы не эти средства, мы бы не смогли его построить.

Так достроите?

Планируем завершить строительство ориентировочно через два года — это условие Европейского банка. Если возникнет проблема, я вам скажу.

Последний вопрос — идеологический. В течение последнего года Порошенко и его сторонники активно муссируют тезис, что после победы Зеленского международный вектор Украины изменился, мы начали двигаться в сторону России. Как мэр, пожалуй, наиболее проукраинского города, что думаете об этой теории?

А какие у вас есть факты, что Украина изменила вектор своего направления?

У нас нет, но об этом очень много говорят в соцсетях.

Отношения с Европейским Союзом нормальные, с Соединенными Штатами, Канадой и Великобританией — тоже. С Россией отношений нет, это агрессор. Что изменилось за последние два-три года с точки зрения позиционирования — ничего. Эффективна ли политика — трудно оценивать. Евросоюз закрылся — там много вызовов и на Украину нет времени. США решают, как жить дальше — мы тоже остались в стороне. А вот когда украинские политики начинают заниматься деструктивом, то раскачивают нашу украинскую лодку.