«Должен быть четкий план, куда выбежать из дома, где переждать и укрыться». Замглавы КГГА Андрей Крищенко — о том, как Киев готовится к возможному вторжению России

Автор:
Оксана Коваленко
Редактор:
Катерина Коберник
Дата:
«Должен быть четкий план, куда выбежать из дома, где переждать и укрыться». Замглавы КГГА Андрей Крищенко — о том, как Киев готовится к возможному вторжению России

Сергей Моргунов / «Бабель»

В полиции Андрей Крищенко проработал 29 лет. Известным он стал в апреле 2014-го — во время боев с боевиками за Горловский отдел милиции Крищенко сбросил со здания флаг «ДНР» и вернул туда флаг Украины. После этого он полгода возглавлял райгосадминистрацию Славянска, потом — полицию Харькова. А с декабря 2015-го Крищенко работал замглавы Нацполиции и одновременно начальником полиции Киева. О результатах работы он отчитывался перед Киевсоветом и быстро сблизился с городской властью. Когда в Киевской горадминистрации и на коммунальных предприятиях начались обыски, подчиненные Крищенко принимали в них непосредственное участие. Через месяц после отставки главы МВД Арсена Авакова Крищенко тоже подал рапорт. А уже в сентябре Киевсовет избрал его замглавы Киевской горгосадминистрации (КГГА) по вопросам самоуправления. Это единственный заместитель Виталия Кличко, которого не должен утверждать Кабмин. В случае с Крищенко это важно — правительство вряд ли поддержало бы кандидатуру только что уволенного из МВД силовика. В КГГА Крищенко отвечает за безопасность города, связи с правоохранительными органами, создание территориальной обороны и муниципальной полиции. Об этом и о том, готов ли Киев к вторжению России, Крищенко рассказал корреспонденту «Бабеля» Оксане Коваленко. После интервью она начала агитировать редакцию вступать в тероборону.

Переход в КГГА

Давайте начнем с вашего увольнения. Летом ушел глава МВД Арсен Аваков, но глава Нацполиции — ваш непосредственный руководитель — остался. Почему вы решили уйти?

Пришло время что-то менять. Возник вопрос, что мне надо перестать быть начальником полиции Киева. Я сказал: «Хорошо, я подаю в отставку, все». Написал рапорт. Я офицер и не задавал никаких вопросов. Потом какое-то время на эту должность искали кандидатуру, а я ждал, пока найдут. Поэтому публично об этом стало известно позднее. Еще около 10 дней я командовал людьми — заранее объявлять о моей отставке было не совсем правильно.

Вы понимаете, почему это произошло? К вам были претензии?

Нет, претензий по качеству работы, какого-то недоверия мне никто не высказывал.

А с новым главой МВД Денисом Монастырским вы разговаривали?

В день отставки был недолгий разговор, 5—10 минут: «Вот рапорт» — «Да, хорошо». Я ответил: «Желаю удачи». Все.

Он не просил остаться?

Нет. Решение приняли окончательно. Мне никто не предложил альтернативных вариантов.

Сергей Моргунов / «Бабель»

Когда вы еще были на должности, общались с Офисом президента?

У главы полиции Киева всегда есть коммуникации с Офисом президента, до этого ― с Администрацией президента. Но это только рабочие вопросы, которые касаются обеспечения порядка в городе, — очень много акций проходит, в том числе в правительственном квартале.

А с кем вы общались, не с [замглавы ОП Олегом] Татаровым?

Нет, там есть люди, ответственные конкретно за работу с правоохранительными органами. Например, общался с сотрудниками Управления госохраны об охране общественного порядка вокруг Офиса, в правительственном здании и так далее.

А с Татаровым вы не общались?

Я знаю Татарова. Общался с ним до того, как он пришел в ОП, и после, но только по рабочим вопросам. Скажу так: я знаком и с другими сотрудниками Офиса, в том числе и с заместителями главы Офиса президента. Но никаких указаний мне оттуда не поступало.

Как вы попали в КГГА, кто предложил, когда?

Через какое-то время после отставки Виталий Кличко предложил мне стать его заместителем по вопросам самоуправления. Мои сферы: координация правоохранительных органов, муниципальная безопасность и территориальная оборона, гражданская защита и мобилизационная работа.

Заместитель главы КГГА по вопросам самоуправления — единственный зам Кличко, которого не должен утверждать Кабмин, только Киевсовет. Почему пошли таким путем? Были опасения, что правительство вас не поддержит?

Мы, честно говоря, не обсуждали этот вопрос. Я даже не знал, утвердит ли меня Киевсовет. Я много лет работал в Киеве и все это время отчитывался перед депутатами Киевсовета. Поэтому прийти еще раз и посмотреть, поддержат они меня или не поддержат, для меня было тоже интересно.

Вы сразу согласились на предложение Кличко?

Да, сразу.

Сергей Моргунов / «Бабель»

Давайте четче поговорим о ваших полномочиях. Одна из сфер — взаимодействие с правоохранительными органами. Что это означает?

Общая работа, взаимодействие, решение каких-то проблем в правоохранительных органах [Киева]. Например, у нас есть программа «Безопасная столица», в рамках которой правоохранительным органам выделяют деньги. Я — человек, который понимает эту работу, и будет правильно, если я буду ее координировать.

Вы — бывший замглавы Нацполиции и экс-начальник полиции Киева. За последние полгода в КГГА и коммунальных предприятиях прошло много обысков, киевская полиция в некоторых из них участвовала. Возникает вопрос: нет ли у вас конфликта интересов в этой ситуации?

Мы рассматривали этот вопрос [перед назначением]. Юристы говорят, что конфликта интересов нет. Полиция, прокуратура, другие органы и сейчас продолжают делать свою работу. В этой части с ними работают юристы, а не я. В КГГА у меня нет задачи работать по уголовным делам — это вне моей компетенции. Взаимодействие с правоохранительными органами — это техническая работа.

Обыски проводила в том числе Нацполиция, а Кличко прямо говорил о политической составляющей дел…

По обыскам еще раз говорю: да, я работал. Мои подчиненные полицейские Киева их проводили. И глава КГГА нормально относится к этому: «Там, где есть коррупция, работайте». Политическую составляющую прокомментировал политик — избранный мэр города Виталий Владимирович Кличко. Он четко дал свое видение. Я не занимаюсь юридическим сопровождением этих уголовных дел. Я не вижу, чтобы были пересечения с моими нынешними полномочиями.

Перед назначением вы с мэром не обсуждали эти обыски?

Нет. У меня четко определен круг обязанностей. Мы изначально говорили, что мэр видит мою работу в координации правоохранительных органов, как мы ее понимаем и как это прописано в законах и Конституции.

Сергей Моргунов / «Бабель»

Когда Киевсовет поддержал вашу кандидатуру, в «Схемах» появился сюжет о том, как юрист Константин Бойко присвоил ряд причалов. Журналисты утверждали, что к схеме причастна полиция, называли вашу фамилию. Вы тогда написали в Facebook, что обратитесь в НАБУ, чтобы они проверили все факты. Проверка состоялась?

Я написал заявление в НАБУ, знаю, что внесено несколько криминальных производств, идет расследование. Когда будут результаты, я думаю, это все опубликуют. Говорить больше или меньше я не хочу. Вы напишете так, как я сказал, но потом это будет перекручиваться в каких-то анонимных [Telegram-каналах].

Безопасность Киева

Давайте поговорим о безопасности города. Главная тема сейчас — возможное вторжение России, в том числе с использованием авиации. Согласно разным источникам, Киев может быть одной из целей россиян. Как город готовится к такому сценарию?

Начнем с бомбоубежищ. Это старые, еще советские конструкции, которые в основном были на каких-то крупных предприятиях. Там есть инфраструктура, они хорошо укреплены и рассчитаны на большое количество людей. Такие объекты мы все проверили. Многие из них, к сожалению, в частной собственности. Наш департамент безопасности и районные администрации выдавали предписания, чтобы привести их в порядок. Часть отремонтировали, по части есть вопросы. На прошлой неделе мы обсуждали вопрос, что часть этих помещений хотят передать городу, но они в неудовлетворительном состоянии. Город в таком виде их взять не может — сначала нужно привести в порядок.

Еще есть объекты двойного назначения — их больше четырех тысяч. Это подвалы, подземные паркинги, подвальные магазинчики и так далее. Многие находятся в коммунальной собственности и в случае тревоги готовы принять людей. Сейчас мы будем проводить разъяснительную работу, чтобы люди понимали, что нужно делать во время сигнала тревоги.

Сейчас во многих домах подвалы закрыты на замки и туда не попасть, у кого ключ — неясно. Их будут открывать, проверять? То же самое с магазинами в подвалах.

КГГА берет на себя ответственность за бомбоубежища и помещения двойного назначения. Если в вашем доме есть такой подвал и он закрыт, надо написать заявку в ваш ЖЭК или ОСМД, потом это помещение обследует комиссия, в том числе с представителями КГГА. Если оно пригодно для использования как укрытие, его промаркируют, и люди будут знать, что там можно укрываться. О ключах надо будет договариваться уже с управляющей компанией. Весь алгоритм будет на сайте уже с понедельника. По подвальным магазинам алгоритм тот же.

Сергей Моргунов / «Бабель»

Уже есть конкретные рекомендации, что делать? В случае атаки будет какая-то предупредительная сирена или мы узнаем уже по факту?

Учитывая современные средства поражения, можем [узнать по факту]. Это же не как во Вторую мировую войну, когда летали бомбардировщики, сейчас могут быть ракеты. Есть средства предупреждения, есть сирены, есть оповещения. На сайте Госслужбы по чрезвычайным ситуациям полностью расписан весь алгоритм. Мы сейчас будем проводить информационную кампанию. Но я опасаюсь, что ситуация может быть примерно как с подготовкой к зиме: все знают, что наступит зима, но до первого снега ездят на летней лысой резине.

А как вообще должны работать системы оповещения?

Это звуковые сигналы ― сирены. Мы эти системы тестируем все время, но без звука, планируем проводить учения. Со следующей недели мы начнем информационную кампанию, чтобы люди не пугались, когда их услышат. А через пару недель уже будем включать сирены и проводить учения, чтобы люди без паники понимали, что делать.

А какие-то другие системы оповещения вы будете использовать?

Остановимся на этой. Мы исходим из того, что она может действовать и без света, и без сотовой связи — то есть в критических условиях.

Метро вы тоже рассматриваете как бомбоубежище? Сотрудники метро подготовлены, чтобы помогать людям в случае атаки, чтобы не было столпотворения, паники?

Думаю, мы проведем тренинги с полицией и сотрудниками метрополитена.

Вы отвечаете за безопасность в городе. Что можно сказать киевлянам, чтобы они не сильно волновались, но подготовились?

Лучше, чтобы все-таки немножко волновались. Скорость реакции зависит от индивидуальной подготовленности. Мы должны быть морально и психологически готовы. Все документы должны быть в доступном месте. Если есть автомобиль, ключи должны лежать так, чтобы можно было сразу схватить их и выбежать. Надо понимать, где находится ближайшее укрытие — бомбоубежище, объект двойного назначения или подходящий подвал, паркинг, метрополитен. Под рукой должна быть удобная одежда, которую можно быстро надеть и выбежать. Естественно, в таких ситуациях не нужно пользоваться лифтами, лучше спускаться пешком. Возможно, стоит взять какой-то минимальный набор воды и продуктов на первое время.

Если вы живете в частном доме, надо продумать, что вы будете делать, когда отключат газ, электричество. Желательно иметь дизельный генератор, чтобы зарядить батарейки, фонарик, телефон, если будет работать сеть. У меня, например, есть походная плитка с газовыми баллонами — надо, чтоб они были заряжены. Плюс запасы еды. Чтобы победить кризисную ситуацию, до того как она возникнет, у человека в голове должен быть план действий.

Крищенко показывает постер с рекламой бригады терробороны Киева

Сергей Моргунов / «Бабель»

Вы сказали, что под рукой нужно иметь ключи от машины. А она пригодится? Ведь будут заторы, паника...

На машине мы можем просто отъехать, например, от большого дома или в поле куда-то, где не достанет.

Эвакуация гражданского населения в случае наступления России планируется?

В случае необходимости эвакуация будет. У нас проработан план, прописано, как ее проводить, места сбора и так далее. Но пока на практике мы эвакуацию отрабатывать не будем.

В январе следующего года вступает в силу закон о территориальной обороне. Она подчиняется командующему сил территориальной обороны, но у КГГА тоже есть ряд заданий. Какие полномочия у Киевской горадминистрации?

Мы уже 8 лет живем в условиях войны, поэтому территориальная оборона очень нужна. У меня есть амбициозная задача — создать инфраструктуру и логистику для всех этих целей.

Мэр Виталий Кличко как глава КГГА руководит зоной территориальной обороны. В случае, если начнется война, это будет воинское подразделение и руководить им будут профессиональные военные, генеральный штаб и тому подобное. А до этого мы участвуем в создании инфраструктуры этих подразделений. Это помещения, их ремонты, стоянки, транспорт, компьютеры — словом, снабжение. Также мы обеспечиваем выезды на учения, стрельбы. Уже сейчас есть несколько батальонов, которые по субботам учатся, тренируются. Привлечение резервистов — тоже наша задача. Бригада должна насчитывать до 5 тысяч человек. Часть бригады будет состоять из профессиональных служащих — они будут в управлении, будут обучать людей. Остальные — обычные люди, которые подписали с бригадой контракт, продолжают жить своей жизнью и проходят подготовку. В случае войны они мобилизуются. Сроки мобилизации — до суток. Так мы получаем готовое подразделение, которое уже проходило обучение, умеет пользоваться оружием, люди знают друг друга, изучили хоть минимальные элементы тактической подготовки.

В городе уже есть бригада теробороны и два батальона. Будет больше? Они будут в каждом районе?

Бригада будет состоять из десяти батальонов — по батальону в каждом районе. Штат окончательно еще не утвердили.

Какая задача у этой бригады?

Есть тактические объекты, условно, мосты, есть важные энергопитающие, электрогенерирующие предприятия, объекты критической инфраструктуры. Она должна будет их охранять. Плюс блок-посты и другие фильтрационные мероприятия — это тоже ответственность теробороны. Есть еще антидиверсионная деятельность — эту часть будут выполнять профессиональные военные, которые будут готовиться именно для таких целей. Я встречался с командующим войск территориальной обороны, мы многое обсуждали, они готовят еще какие-то законопроекты, постановления.

Сергей Моргунов / «Бабель»

В законе еще написано, что одно из заданий теробороны — подготовка граждан к национальному сопротивлению. О чем речь, о партизанах?

Мы пока не рассматриваем этот вопрос. Наша задача сейчас — привлечь как можно больше резервистов, дать им какое-то первоначальное обучение и отработать логистику по сбору людей. А то, о чем вы говорите, на мой взгляд, — задача Сил специальных операций. И набирать людей для таких целей точно должна не КГГА. Это не публичная деятельность.

Задача КГГА ― это рекрутинг в бригаду теробороны. Вы уже начали это делать?

Уже занимаемся. Мы сделали постеры, сняли видеоролики, их должны показывать в метро, будет реклама на улицах. Вот тут (показывает постер) на фото — действующие резервисты, кстати, и мужчины, и женщины. Будет медицинская служба, так что и медики нам нужны.

Если человек хочет записаться в тероборону, куда ему обращаться. В нее может вступить каждый?

Сейчас можно обращаться в военкомат. Информацию можно узнать на страницах в Facebook, они есть у бригады территорильной оброны и у двух батальонов (у 130-го и батальона «Оболонь» ). Еще можно позвонить по телефону горячей линии 063-651-44-46 или в круглосуточный коллцентр 1551. В тероборону берут людей от 18 до 60 лет без особых ограничений.

Без опыта, всех будут учить с нуля?

Когда человек подпишет контракт, он пройдет специальное обучение, есть определенный базовый курс подготовки. Учения будут проводить каждую субботу, они могут быть и в классах, и на стрельбищах.

Уходя из полиции, вы сказали журналистам, что станете на учет в военкомате. Стали?

Я заключил контракт на службу как раз в резерве территориальной обороны.

Муниципальная полиция Киева

Вернемся к чуть более мирным темам. Виталий Кличко и вы, насколько я понимаю, поддерживаете идею создания муниципальной полиции. О чем речь?

Идея муниципальной полиции появилась несколько лет назад. И, возможно, тогда она была еще не ко времени. Мы сейчас нарабатываем новый проект закона. У полиции сейчас очень много задач, у них не хватает рук на все. Муниципальная полиция могла бы взять на себя всю мелочевку — начиная с уличной нелегальной торговли, каких-то мелких семейных ссор, [конфликтов] в школах и коммунальных учреждениях, борьбу с незаконной парковкой и так далее.

У нас сейчас есть муниципальное коммунальное предприятие «Муниципальная охрана», которое финансируется из местного бюджета. И есть амбициозная цель — на ее базе создать прообраз муниципальной полиции.

С правом ношения оружия?

Мы планируем, что это все-таки будет полиция — со всеми правами и обязанностями.

Сергей Моргунов / «Бабель»

Ваши оппоненты говорят, что это создание частных армий.

Смотрите, полиция подразумевает не только какие-то права, но и очень существенные ограничения. Наоборот, если это будет муниципальная полиция, это не даст возможности создавать под кого-то какие-то структуры. Они будут подчиняться муниципалитету, их будет контролировать Киевсовет. Дальше, если это полиция, то будет прокурорский контроль, ГБР. И такая модель существует во многих странах мира. А вот что будет конкурентным — это обеспечение и уровень оплаты. Вот тут, я думаю, все будет очень хорошо.

Когда вы планируете представить законопроект?

Думаю, на обсуждение и экспертную оценку проект сможем представить где-то с нового года.

Сейчас есть коммунальное предприятие «Муниципальная охрана» и общественная организация «Муниципальная варта». Эти структуры связаны, у них один руководитель — Игорь Мари. Вместе это смесь охранного агентства и дружинников, которые были в советские времена?

Да, с одной стороны — дружинники, но об охранном агентстве я бы не говорил. «Муниципальная охрана» охраняет разные коммунальные предприятия, в том числе школы, больницы. Есть парки, где сейчас появляются какие-то красивые развивающие вещи, но есть и вандалы — вот от них охраняет «Муниципальная охрана». Или если есть конфликт с застройщиком. Например, события в Никольской Слободке, когда застройщик пытался «отодвигать» местных жителей. Там была коммунальная земля, там задействовали «Муниципальную варту». Люди сами просили: «Дайте нам охрану».

Получается, что с одной стороны есть много хорошего — это работа для бывших бойцов АТО, которым надо адаптироваться к новой жизни после войны. Но с «Муниципальной вартой» и «Муниципальной охраной» был ряд скандалов, например, они вместе с С14 разгоняли лагерь ромов

Да, лагерь ромов на Лысой горе в 2016-м. По этому делу есть уголовные производства, есть подозрения. Тогда у нас еще не было коммунального предприятия «Муниципальная охрана». А «Муниципальная варта» — это люди с разными убеждениями, из разных слоев. Но в целом это то, о чем я говорил: когда мы создадим муниципальную полицию, они будут ограничены в том числе законом о полиции и требованиями к полицейским.

Мы сейчас думаем усилить охрану школ. Там есть тревожные кнопки, будут еще добавляться «группы быстрого реагирования», которые будут выезжать на вызовы. Не всегда полиция успевает приехать, если задействована в серьезных происшествиях. А ведь если неизвестный пришел в школу — это тоже может быть опасно. Это будет перекрывать «Муниципальная охрана».

Если Путин нападет, будет не до интервью. А пока поддержи нас донатом.

Сергей Моргунов / «Бабель»