Чтобы получить Закарпатье, «слуги» предали Порошенко и Тимошенко. Но всех опять обыграл Балога. Почему — рассказывает генерал Петров, который должен был всех победить

Автор:
Оксана Коваленко
Редактор:
Катерина Коберник
Дата:
Чтобы получить Закарпатье, «слуги» предали Порошенко и Тимошенко. Но всех опять обыграл Балога. Почему — рассказывает генерал Петров, который должен был всех победить

Экс-глава облсовета Закарпатья Алексей Петров.

Сергей Гудак / «Бабель»

В понедельник, 15 ноября, Закарпатский облсовет уволил своего главу — депутата от «Слуги народа» (СН) Алексея Петрова. Это не конец большого бунта против власти в регионе, но точно важная его глава. В апреле 2020 года президент назначил Петрова руководителем Закарпатской облгосадминистрации (ОГА). Осенью он возглавил список «слуг» на местных выборах в облсовет, завел туда вторую по численности фракцию и в декабре стал главой облсовета. Бывший руководитель контрразведки СБУ генерал-майор Петров казался почти идеальным кандидатом для Закарпатья: он не дружил и не воевал с местными бизнесменами и политиками, а боевой опыт должен был помочь бороться с контрабандой. Но все пошло не по плану — и власти, и лично Петрова. «Слуги» его руками создали и разрушили одну коалицию, вошли в другую, поссорились с бенефициарами региона и на время (или навсегда) потеряли облсовет. В этой истории нашлось место всем: семье Балог, куратору Закарпатья от Офиса президента Николаю Тищенко, влиятельным местным народным депутатам и даже Юлии Тимошенко. Не у дел остался Петров, который еще год назад считался одним из самых перспективных глав ОГА. Чтобы разобраться в этой истории, корреспондент «Бабеля» Оксана Коваленко поехала на Закарпатье и пообщалась со всеми ключевыми фигурантами этих событий: представителями всех фракций облсовета (кроме соратников семьи Балог), главой ОГА Анатолием Полосковым, местными журналистами, бывшими замами Петрова и им самим. Николай Тищенко на вопросы «Бабеля» ответил письменно. С Петровым Коваленко поговорила 12 ноября — в его последний (полноценный) рабочий день на посту главы облсовета. Вот их большой разговор и комментарии всех участников громкой истории.

И глава ОГА, и руководитель облсовета Петров работал на разных этажах одного здания — монументального строения в центре Ужгорода, которое в 20-х годах прошлого века построили чехи. Внутри — бесконечные коридоры, большие лестницы и уникальный для Украины лифт-патерностер. Он работает по принципу чертового колеса — 14 кабинок без дверей движутся по кругу без остановок, заходить внутрь нужно на ходу. А вот кабинет главы Закарпатского облсовета мало чем отличается от кабинетов киевских чиновников. Кажется, их одинаково успешно клонируют, независимо от расстояния до центра. На стене нет портрета Зеленского, на тумбе макет деревянной заснеженной церкви — в XVIII—XIX веках такие строили без гвоздей. Петров не похож на боевого генерала из кино: невысокий, говорит негромко, иногда с интонацией учителя младших классов. Возможно, это профессиональное или просто привычка — у него пятеро детей. На Закарпатье с женой и детьми бывший главный контрразведчик приехал из Кировоградской области — там он возглавлял местное управление СБУ. Он свободно говорит на украинском, а секретарь в приемной рассказывает, что Петров — спокойный и интеллигентный начальник, на этих словах она стучит по дереву. Не сглазить это не помогло — на следующий рабочий день Петрова сняли.

Лифт-патерностер в старинном здании до сих пор работает.
Алексей Петров получил этот макет старинной церкви в подарок. Он стоит в его кабинете.

Лифт-патерностер в старинном здании до сих пор работает. Алексей Петров получил этот макет старинной церкви в подарок. Он стоит в его кабинете.

Сергей Гудак / «Бабель»

До того как возглавить облгосадминистрацию, вы не занимались политикой. Кто предложил вашу кандидатуру президенту и почему вы согласились?

Скажем так, предложил кто-то из губернаторов.

Из губернаторов Кировоградской области?

Думаю, да. В 2014 году я добровольно пошел в АТО, в 2015-м вернулся. Два года был первым заместителем департамента контрразведки, потом два года начальником. Этот орган все время был на передовой, времена были лихие. Когда у военных закончилась горячая фаза, началась война спецслужб. Мы провели много операций, которыми я горжусь. Потом власть поменялась, пришел другой президент, другой глава СБУ. Меня отправили в Кировоградскую область, в Кропивницкий — кажется, в самое маленькое из управлений. Это был переломный этап в жизни, я чувствовал, что надо развиваться. Поэтому когда появилось это предложение, даже не сомневался.

Тогда в Киеве поняли, что в Закарпатье теряют контроль: менялись губернаторы, начиналась эпопея с коронавирусом, бандитские разборки в Мукачево. Был запрос на человека, который бы ориентировался в системе правопорядка. На одном селекторном совещании сказали, что вот есть человек с опытом работы и можно его рассмотреть. Президент вызвал меня, мы переговорили, я согласился.

Какие задачи он тогда вам поставил?

Президент сказал, что там нужно навести порядок. Он не мог найти того, кто бы почувствовал регион. Стрельба, контрабанда, лес, наркотрафик, янтарь — мы должны были либо побороть это, либо навести хоть какой-то порядок, чтобы правоохранители могли системно работать.

Получилось прочувствовать регион? Все, с кем я здесь общалась, говорят, что политика на Закарпатье особенная: в ней кругом кум-брат-сват, много разных национальностей, большое влияние Венгрии.

Философский вопрос... Этот регион либо принимаешь таким, как есть, либо нет. Я принял. Тут сложная история, мультикультурность, разные конфессии, которые нормально сосуществуют сотни лет. Граница рядом, многие уезжают работать туда, а нам тут сложно найти специалистов.

Здесь люди не самодостаточны — это не Киев, где есть работа и собственное мнение у избирателей. Здесь много людей зависят от кучки то ли олигархов, то ли бизнесменов и их семей. Они задают тон, говорят, как голосовать, где протестовать, куда ехать. Люди мне говорили, что им нравится, что я не отсюда — равноудален от местных кланов, городских феодалов, как их называют.

Сначала одинаково ничей генерал Петров действительно нравился многим. Он не заигрывал с местными «феодалами», много ездил, общался с простыми людьми и журналистами, вел прямые эфиры в Facebook, отвечал на вопросы под постами. «Он был таким борцом с общепринятым злом», — вспоминает бывший зам Петрова в облсовете, депутат от «Батьківщини» Андрей Шекета.

Андрей Шекета — бывший первый замглавы облсовета. Депутат от «Батьківщини».

Михаил Мельниченко / «Бабель»

Коалиция 1.0

Осенью 2020 года глава ОГА Петров возглавил избирательный список «слуг» на выборах в облсовет. Их союзником и потенциальным партнером по будущей коалиции была партия «Рідне Закарпаття» (РЗ). Ее идеологи и спонсоры — местные крупные бизнесмены и политики. Четверо членов РЗ — народные депутаты: Василий Петевка, Валерий Лунченко, Роберт Горват и Владислав Поляк. В парламенте все они входят в депутатскую группу «Довіра». В Раде она поддерживает монобольшинство, а на Закарпатье РЗ часто называют «Довіра» — по месту основной работы первых лиц партии. Шекета вспоминает, что на местных выборах РЗ многие считали сателлитами «слуг». Главным бенефициаром РЗ единогласно называют Василия Петевку.

У вас был хороший старт на должности главы ОГА, зачем пошли в облсовет?

Больше возможностей. Глава ОГА — это зависимый человек, некий прораб, который реализует госполитику. В облсовете можно принести больше пользы, следить, чтобы рационально использовали бюджет, это возможность вести региональную внешнюю политику. Как глава облсовета я ездил на переговоры, мы заключали договоры, участвовали в грантах, привлекали инвестиции.

Один из заместителей главы ОП говорил, что президент не хотел меня отпускать. Но мне предложили возглавить список, чтобы поднять рейтинг партии. У меня здесь был очень большой рейтинг — по 640 тысяч просмотров на моей странице в Facebook.

То есть за счет вашего личного рейтинга хотели завести в облсовет больше депутатов «слуг»?

Так и вышло, я свой рейтинг преобразовал в нашу команду. Ножками объездил все районы, поддерживал всех наших кандидатов в депутаты, со всеми фотографировался, со всеми обнимался, все билборды были со мной. Я максимально пытался размазать свой рейтинг на всех, потому что партии в области не было.

Чтобы было понятно: 2019 год, выборы в Верховную Раду. По всей Украине «слуги народа» побеждали мастодонтов, под зеленым флагом можно было кого угодно пустить — и он побеждал. У нас было шесть мажоритарных округов. Сколько мажоритарщиков от «Слуги народа» прошли? Один — Михаил Михайлович Лаба. В 2020 году уже были первые упреки в невыполнении обещаний, внутри партии работали маргинальные группы, которые ее разваливали, и так далее. Мне нужно было поднимать ребят с нуля.

Сергей Гудак / «Бабель»

Когда вы шли на выборы во главе списка, знали, что будете председателем облсовета или нет?

Классный вопрос. Нет, когда шел на выборы, не знал. И даже не планировал. Дело в том, что закон разрешает быть губернатором и депутатом. Я думал, что смогу быть, например, главой фракции и оставаться главой ОГА.

Правда, что на выборах у вас с «Рідним Закарпаттям» был пакт о ненападении?

У нас были дружеские отношения. Наше политическое руководство изначально приняло решение, что мы с ними можем создать влиятельное монобольшинство.

На местных выборах в октябре 2020 года в облсовет прошли восемь партий: «Рідне Закарпаття» — 12 мест, «Слуга народа» — 11, «Батьківщина» — 8, «КМКС «Партия венгров Украины» — 8, «Команда Андрея Балоги» (КАБ) — 7, «Европейская солидарность» (ЕС) — 6, «За майбутнє» — 6, ОПзЖ — 6. Всего 64 депутата, чтобы облсовет работал, там не обязательно создавать коалицию, но ее создают. Большинство выбирает главу облсовета, его замов, глав разных комиссий (вот их полный список). Чтобы принять решение, нужно минимум 33 голоса.

В облсовете было два варианта коалиции. В большинство, которое вокруг своей фракции хотел создать Виктор Балога, приглашали «Батьківщину», «За майбутнє», ОПзЖ и КМКС — всего 35 депутатов. Место главы облсовета предлагали депутату от «Батьківщини» Александру Кеменяшу. Самую многочисленную фракцию — РЗ — в этот союз не звали, в том числе «по семейным обстоятельствам». Виктор Балога и Василий Петевка — двоюродные братья, которых разделяет многолетний конфликт.

Второй вариант коалиции: «слуги», РЗ, ЕС и «Батьківщина» — всего 37 депутатов. В ней «Батьківщина» получала должность первого замглавы облсовета. У партии Юлии Тимошенко оказалась золотая акция, и она выбрала коалицию с властью. Разные члены облсовета рассказывают «Бабелю»: Тимошенко не была уверена, что Кеменяшу отдадут облсовет, и решила не рисковать. По словам нескольких депутатов, Тимошенко лично просила поддержать коалицию с властью. Так 7 декабря в облсовете появилось большинство со «слугами», возглавил его Петров.

Сергей Гудак / «Бабель»

Вы знали, что до вашего избрания Балога пытался создать коалицию и лично Тимошенко решила ее судьбу?

Да, я слышал, что в этот процесс включились из Киева. Думаю, «Батьківщина» тогда решила, что сможет влиять на обладминистрацию.

Кроме «Батьківщини», было еще одно обстоятельство. Мы вели переговоры с венграми из КМКС — это был сложный процесс, но мы договорились, что они не будут голосовать ни за меня, ни за другую коалицию. Их нейтралитет ломал коалицию [инициированную Балогой].

Двадцать девятого ноября 2020 года глава КМКС Василий Брензович отказался войти в коалицию со «слугами» и поддержать кандидатуру Петрова. На следующий день к Брензовичу с обысками пришли сотрудники СБУ. Многие решили, что это месть власти и Петрова в частности. Тот уверял, что к обыскам отношения не имеет, — ему мало кто поверил и не верят до сих пор. В день, когда Петров возглавил облсовет, Брензович уехал из Украины и до сих пор не вернулся.

Я бы никогда на это не пошел. Это такая примитивная операция, что я бы не позорился. Во-вторых, это было очень невыгодно мне. Мы договорились, что венгры не голосуют вообще: ни за меня, ни за другую коалицию. И я сказал Брензовичу, что хотел бы, чтобы он занял должность, чтобы в президиуме были венгры.

И вы не знали, что готовятся обыски?

Нет, это было центральное управление. Я звонил и спрашивал, согласовывали ли они свои действия с кем-то, оказалось, что нет. Если предположить, что это организовал я, это выстрел себе в ногу, если не в живот. Они вышли из зала и не голосовали в тот день. У них есть традиция, социальный код: если они пожали руку, дали слово, их никто не перебьет.

Чтобы отблагодарить РЗ за поддержку, главой облгосадминистрации президент назначил близкого к этой партии и Петевке в частности Анатолия Полоскова. Замами Петрова в облсовете стали представители «Батьківщини» и ЕС — Андрей Шекета и Денис Ман. В парламенте обе партии в жесткой оппозиции к «слугам», но не на Закарпатье. Ман говорит, что Петров для ЕС был «меньшим злом», потому что другой кандидат на главу облсовета представлял ОПзЖ — это еще хуже. Кроме зама, ЕС получила должности глав в двух постоянных комиссиях, еще две комиссии получила «Батьківщина», РЗ — четыре, ОПзЖ — одну. «Слуги» не возглавили ни одну из комиссий облсовета. Так коалиция проработала до лета, а затем на Закарпатье появился новый куратор от Офиса президента Николай Тищенко, и большинства не стало.

Экс-замглавы облсовета, депутат от Европейской солидарности Денис Ман.
Бывший первый заместитель председателя облсовета, депутат от «Батьківщини» Андрей Шекета.

Экс-замглавы облсовета, депутат от Европейской солидарности Денис Ман. Бывший первый заместитель председателя облсовета, депутат от «Батьківщини» Андрей Шекета.

Михаил Мельниченко / «Бабель»

Почему развалилась первая коалиция?

В совете восемь партий, большинство из них ориентированы на местные кланы, каждая имеет свои точки влияния. Таким образом облсовет разделяется на две части: 36 депутатов против 32 или 35 против 33. А чтобы принять решение, нужно 33 — очень сложная ситуация. Если нужно принять какое-нибудь важное решение, нужно собрать депутатов. Кто-то заболел, кто-то на ковиде, кто-то за границей или просто не может. Есть еще внутренние процессы, которые начинал Володя Чубирко. Он, кстати, не голосовал за меня.

Владимир Чубирко — депутат облсовета от фракции «Рідне Закарпаття». Он возглавлял Закарпатский облсовет с ноября 2014 по декабрь 2015-го. Разные депутаты облсовета со ссылкой на Чубирко пересказывают, что накануне выборов в облсовет Петров якобы обещал Чубирко должность главы облсовета в обмен на то, что тот снимет свою кандидатуру на выборах мэра Ужгорода. Чубирко на выборы мэра не пошел и главой облсовета тоже не стал. С тех пор, рассказывает Шекета, он обижен на Петрова. У того своя версия.

У меня с Чубирко договоренностей не было. Я не могу обещать человеку то, на что не влияю. До выборов никто не мог спрогнозировать, сколько мандатов будет у «слуг», смогут ли они влиять на назначение главы. То, что говорят, — это ложь. Не идти на мэра я его тоже не просил.

Представитель «Рідного Закарпаття» Владимир Чубирко. Он претендует на должность главы облсовета.

Михаил Мельниченко / «Бабель»

А вообще вы с ним общались до выборов?

Да, а знаете, по какому поводу? Он хотел идти на выборы со «Слугой народа», звонил по 4—5 раз в день. Я попросил штаб дать мне информацию по нему, соответствует ли он требованиям к кандидатам от нашей партии. Он всюду не проходил. Я предложил ему идти от «Рідного Закарпаття», с которым мы сотрудничали. Тем более они Чубирко ко мне и привели — один из народных депутатов.

Не [Роберт] Горват ли ?

Да. Я народному депутату потом позвонил, говорю: забирайте его к себе. И что ему Роберт Иванович пообещал — это его личные отношения с ним. Я никаких обещаний не давал. Так вот, Чубирко как уполномоченный от самой большой фракции, с которой мы идем вместе по области, генерировал постоянный внутренний конфликт. Говорил, что меня надо убрать, что им что-то не нравится, что их обделяют. Каждую сессию он собирает голоса за мою отставку.

Только его действия развалили коалицию?

Не только. «Слуги» в разрезе пакетных договоренностей потеряли влияние на все комиссии. У нас даже руководителей комиссий не было. Я стал свадебным генералом: заместители не мои, комиссий нет. Еще и внутренний бунт назревал. Наше партийное руководство выделяет средства, направляет в область, а мы не можем решать, куда их распределить.

И до этого была еще одна проблема с обладминистрацией. С главой ОГА мы договорились идти одной командой — это уже не пакт о ненападении, а о совместной деятельности. Мы договорились, что в администрации я оставляю своего заместителя генерала [Олега] Коцюбу, он на Закарпатье привез с собой семью. А губернатор [Полосков] его уволил. Я написал письмо на Офис президента, но тщетно. Наверное, «Довіра», она же «Рідне Закарпаття», убедила, что людей Петрова надо убрать. Вот и получилось у нас с «Довірою» недоверие. Затем Юрий Юрьевич Аристов сложил свои полномочия как куратор [Закарпатья].

Потом назначают Николая Тищенко. Надо отдать должное, он все эти неудобные моменты почувствовал и говорит: «Окей, меняем формат». Правда, он сказал это «окей» и ни с кем не согласовал. Меня три дня не было, возвращаюсь, мне говорят: «У нас новый формат коалиции, поехали знакомиться».

Сергей Гудак / «Бабель»

Коалиция 2.0

То есть Тищенко сам провел переговоры с другими фракциями и договорился о новой коалиции?

Да, он достаточно активен в этом плане. Он председатель [партийной] ячейки [СН]. Я человек подчиненный. Вины Николая Николаевича в том, что сейчас произошло, я не вижу. Мы бы рано или поздно к этому пришли. Знаете, в физике есть точки бифуркации. Когда Коля приехал, мы были в такой точке.

Тищенко рассказал «Бабелю» свою версию переговоров — без деталей и теневых договоренностей. Он говорит, что «работать во благо закарпатцев» сначала предложили всем, кто-то не согласился, с другими создали новую коалицию. Туда вошли «Слуга народа», КМКС, «За майбутнє» и Балога. Последний, вспоминает Тищенко, сказал, что будет поддерживать президента и полностью разделяет его видение. В рамках новой коалиции место первого заместителя отдали КМКС, но венгры решили, что пока продолжаются уголовные дела, в которых фигурирует Брензович, в президиуме никто от партии сидеть не будет. По словам нескольких наших собеседников, Тищенко пообещал, что в течение полугода вопрос с Брензовичем каким-то образом будет решен.

Для «Рідного Закарпаття», «Батьківщини» и ЕС развал коалиции начался 24 июня — они лишились руководящих должностей в постоянных комиссиях облсовета. Их заняли представители ОПзЖ, КМКС, «Команды Балоги» и «За майбутнє». «Слуги» возглавили одну комиссию. Двадцать девятого июля новое большинство уволило заместителей Петрова — Шекета и Мана.

Ман рассказывает, что ЕС получила бюджетную комиссию и была «оппозицией во власти».

Михаил Мельниченко / «Бабель»

Ваши бывшие союзники единогласно называют это изменой.

Конечно, я бы на их месте считал так же. И поверьте, понедельник для меня будет не таким тяжелым, как был тот день. Я сказал и Андрею, и Денису: «Пока шли переговоры, я не мог знать все, был шанс, что вы останетесь». Была такая идея, что «Батьківщина» тоже с нами заходит.

Почему не зашла?

Мы сели за стол переговоров с четырьмя фракциями. Каждая могла сказать, кого хочет видеть рядом.

Других они не хотели?

Конечно, не хотели. Не хотели размывать свой вес, разделять комиссии. Кому же хочется, чтобы их золотая акция стала серебряной. Но уже тогда я говорил: «Николай Николаевич, надо понимать, что мы на растяжке. Мы с одной растяжки перешли на другую».

В новой коалиции снова было не так много депутатов — 35. Кто-то говорит: «Я не хочу», и все — вам опять не хватает голосов.

Так и вышло, кстати. Кто-то сказал: «Я не хочу».

Еще одна вещь, которую вам вменяют бывшие соратники: после увольнения заместителей вас как председателя облсовета тоже должны были переизбрать — почему не переголосовали?

Претензия принимается — однозначно, они правы. В то время из-за отсутствия практического опыта я даже и не думал пойти на переголосование. Никто не подсказал.

С новой коалицией договоренности с «Рідним Закарпаттям» потеряли силу, начались разговоры об увольнении Полоскова, но он остался. Почему?

Была общая позиция Николая Николаевича [Тищенко], что при смене коалиции у «Рідного Закарпаття» не должно быть своих представителей в ОГА. Но насколько я понимаю, Офис [президента] сказал, что он сам будет определять, когда и на кого ему менять губернатора. Офис демонстрирует, что на него не нужно давить.

По Полоскову у всех своя теория. В ЕС и «Батьківщині» уверены, что его не снимают, потому что за ним стоит миллиардер Алекс Ровт. Сам Полосков говорит «Бабелю», что все решает президент и его он не подведет, но свою отставку не исключает. Тищенко настаивает, что председателя ОГА нужно уволить. «Я не скрывал, что, на мой взгляд, он отрицательный персонаж. Он тянет Закарпатье вниз». Тищенко говорит, что Полосков саботирует инициативы власти, а единственный его зам от СН Петр Добромильский занимается вопросами ветеранов, а на важные вещи влиять не может — его не приглашают ни на публичные мероприятия, ни на совещания.

Сергей Гудак / «Бабель»

Давайте вернемся к Тищенко. Есть видео, на котором он раздает задания вам, Полоскову и другим чиновникам — это довольно странно. Потому что он председатель областной организации СН, но для местных властей — никто, просто народный депутат.

Он глава ячейки, я член партии. Он утверждает политику фракции.

С вами понятно, но для других он кто? Все депутаты облсовета, с которыми я здесь общалась, и не только они, говорят, что до появления Тищенко с вами можно было коммуницировать и сотрудничать, а он все сломал.

Ну, верно, все было хорошо у них с нами, но не у нас с ними. Я сидел на заседании, объявлял проекты и ни на что не влиял. Я кто, конферансье?

Многие здесь говорят, что слова и поведение Тищенко их возмущают. Вы пытались ему объяснить, что стоит как-то сменить риторику?

Мы много разговариваем и сейчас. Поймите, Тищенко — это не человек, который пришел что-нибудь сломать. И поверьте, это не человек, имеющий двойной умысел. Он действительно послушал всех, увидел, что все жалуются, он хочет помочь. Может, что-то не так получилось, не просчитал нашу местную политическую традицию? Наверное. Где-то доверился Балоге. 100% не просчитал.

Тищенко раздражает и ЕС, и «Батьківщину», и «Рідне Закарпаття». Депутаты называют его префектом. Он говорит, что благодаря его усилиям в Ужгороде снова заработал аэропорт, возобновила работу детская железная дорога и вообще все стало лучше (подробно об этом здесь и здесь). В целом с тем, что Тищенко привлек в область деньги, почти никто не спорит, но его бесконечные сториз об улучшении и менторский тон ставленника ОП не нравится почти никому.

Коалиция 3.0

Летом Владимир Чубирко предложил облсовету провести аудит 137 коммунальных предприятий. Депутаты хотели выяснить, эффективно ли тратят бюджетные средства. Проверить решили шесть направлений: спортивное, образовательное, культурное, социальное, здравоохранение и провести ревизию имущества. Их распределили между разными фракциями. Фракции Балоги отошла медицина. Евгений Мешко, глава Больницы святого Мартина в Мукачево и депутат от КАБ, предложил присоединить 15 медицинских учреждений области к Закарпатской областной клинической больнице им. Андрея Новака. Многих врачей проект возмутил — они сочли, что 15 больниц собираются ликвидировать. Петров взял паузу, чтобы разобраться.

Я пригласил аудиторскую компанию Deloitte. Мы провели с ними онлайн-встречу. Команда Андрея Балоги не захотела участвовать в ней. И министр [здравоохранения Виктор] Ляшко тоже сказал: «Никакого объединения». Мы предложили перенести хотя бы до февраля. За это время мы бы побеседовали с людьми, со специалистами.

Сергей Гудак / «Бабель»

И соратникам Балоги это не понравилось?

Скажем так, «коллективный Балога» решил, что это удар по его эго. Поставил нам ультиматум: если мы не принимаем их вариант — они выходят из коалиции. И «выходим из коалиции» — это одно, но, как мы узнали позже, Балога вышел из коалиции, присоединился к меньшинству и предложил снять главу облсовета.

«Коллективный Балога», то есть отец, сын и их соратники пошли договариваться с другими фракциями — ЕС, «Батьківщиною», «Рідним Закарпаттям» и ОПзЖ. Союз Балог и РЗ стал местной сенсацией — Балога-старший и его двоюродный брат Василий Петевка не общались много лет.

Вы сделали почти невозможное — помирили братьев, которые восемь лет не разговаривали.

(Смеется) Когда я пришел на должность, с трибуны сказал, что моя основная задача — консолидировать сессионный зал. Вот я и консолидировал: петевки, балоги, медведчуки, ланьо — все объединились для того, чтобы сбросить Петрова. Окей, а дальше у вас есть цель?

Когда мы летом садились за стол переговоров [со второй коалицией], спрашивали, кто на что претендует, кто за что будет отвечать в области, Балога сказал: «Мне ничего не нужно». Я тогда Коле сказал: «Когда человек говорит, что ему ничего не нужно, — значит, ему нужно все». Балога как политический мастодонт воспользовался возможностью [уволить Петрова], потому что Чубирко постоянно к нему приходил и уговаривал: «Давай развалим».

Шекета, Ман и Чубирко не отрицают, что хотели отомстить «слугам» и уволить Петрова. Двадцать восьмого октября у стен облсовета был митинг против решения объединить больницы. За десять минут до начала сессии Петров перенес заседание на 25 ноября, сессионный зал был закрыт. Пока Петров, Тищенко и другие общались на улице с митингующими, Шекета нашел ключ от зала и пустил туда 36 депутатов от «Команды Балоги», РЗ, ЕС, «Батьківщини» и ОПзЖ. Председательствовал Владимир Чубирко. Депутаты поднятием рук проголосовали за увольнение Петрова — электронная система голосования не работала. Тот назвал голосование нелегитимным и обратился в правоохранительные органы. Решение об увольнении Петрова появилось на сайте совета, но быстро исчезло. Затем депутаты пытались избрать нового главу, Петров потребовал, чтобы все было по закону.

Между тем формат новой коалиции пытались найти в ОП. В переговорах там, по информации «Бабеля», участвовали Николай Тищенко, Василий Петевка, Валерий Лунченко, замглавы ОП Кирилл Тимошенко — он отвечает за регионы, и глава ОП Андрей Ермак. Сначала договорились, что снимают и Петрова, и Полоскова. На должность главы облсовета назначат кого-то из «Рідного Закарпаття», а новым главой ОГА станет кто-то от «слуг». Такая идея не понравилась Ермаку — он хотел оставить за «слугами» и облсовет, и ОГА. Вопрос окончательно не решился.

Сергей Гудак / «Бабель»

В четверг, 11 ноября, четверо депутатов облсовета от СН уехали в Киев. Это Алексей Иванчо, Роман Сарай, Эдгар Токарь, депутат и заместитель председателя ОГА Петр Добромильский. По моей информации, они потенциальные претенденты на место главы облсовета. Они ездили в Офис президента?

Смотрите, это действительно неправильно — Офис [президента] не Офис. Они приехали к своему политическому руководству.

Но в понедельник вас снимают, голоса есть, дальше что?

Обязанности председателя будет выполнять Василий Иванчо. А переговорный процесс будет продолжаться уже в более нервной обстановке.

Я поговорила с вашими оппонентами, сейчас они не готовы голосовать за «слуг», потому что не доверяют, а Чубирко может поддержать большинство. Какие шансы, что главой облсовета станет «слуга»?

Сложный вопрос. Я думаю, Киев идеализирует ситуацию, которая сегодня происходит на Закарпатье. Идеализирует с точки зрения своих возможностей влиять на принятие решений.

Так какие прогнозы сейчас? «За майбутнє» с кем будет?

«За майбутнє» будет с нами. «За майбутнє» жестко держит позицию.

И это очень интересно, потому что старший Балога в парламенте входит во фракцию «За майбутнє», а здесь он главный мятежник.

Да, очень круто. Но здесь «За майбутнє» — это реальный фундамент. В области они держат марку и лицо, молодцы. А все остальные сейчас мечутся в банке. В «Рідному Закарпатті» разделились на два лагеря: есть те, кто за Балогу, то есть за Чубирко, и те, кто против.

Даже если политическое руководство в Киеве выберет кого-нибудь, Киеву никто не сможет гарантировать, что за этого человека найдутся голоса. Единственным гарантом в рамках этих договоренностей может быть «Довіра». Но для «Довіри» это очень сложный вопрос. Ибо им придется уговаривать одних, других перековать, тех переобуть и взять на контроль голосование. Я максимально тянул время, чтобы помочь Киеву.

Это выглядит так, что Офис вам вообще не помогает.

Не хочу давать оценку. Там очень много вопросов — международная ситуация, россияне где-то наступают, а здесь еще Закарпатье. Мой прогноз следующий: не будет никакого решения в понедельник по новому голове. Но есть большой риск, что могут выбрать Чубирко, потому что для Балоги это Сталинград.

Сергей Гудак / «Бабель»

То есть среди возможных претендентов только Чубирко и все?

Давайте так, только Балога. Балога в виде Чубирко, Балога в виде кого угодно, но только Балога.

Что будет с Полосковым, если вас снимут?

Его судьба зависит от «Рідного Закарпаття» или «Довіри». Если «Довіра» «поблагодарит» Балогу и заставит зал проголосовать за нового «слугу» из тех, кто ездил в Киев, то у них есть шансы оставить своего губернатора. Но им нужно будет проконтролировать голосование, и есть риски, что им это не удастся, потому что оно тайное.

А есть вариант, что Полоскова снимут, а вас снова назначат главой ОГА?

Мне такую идею пока никто не озвучивал. Важно, что происходящие процессы заложены партией «Слуга народа». Мы считаем, что 4—5—6 маргинальных групп не могут влиять на всю область. Потому этот конфликт был заложен с нашим приходом сюда. Я понимал, что нужно будет тянуть этот флаг.

Мне кажется, Офис устал воевать и поддерживать свою философию. Не думаю, что этот конфликт готовы продолжать. А он однозначно продолжится, если я стану главой администрации. Потому мне кажется, что таких предложений не будет.

На этаже облгосадминистрации есть галерея бывших руководителей ОГА. Там есть портрет Петрова, а также Виктора Балоги, сыгравшего ключевую роль в увольнении Петрова.

Сергей Гудак / «Бабель»

Представители разных фракций — ЕС, «Батьківщини» — говорили мне, что готовы поддержать Чубирко. Венгры держат слово, которое дали вам раньше, но после вашего увольнения у них будут развязаны руки.

Они Чубирко могут поддержать. Давайте так: Чубирко — это Балога, и все это знают. К Балоге серьезный антагонизм внутри РЗ, внутри «Батьківщини». У последней фактически золотая акция.

В понедельник, 15 ноября, Петров подал заявление о своем увольнении — его поддержали 43 депутата. Голоса дали «Команда Андрея Балоги», «Рідне Закарпаття», «Батьківщина», «Европейская солидарность», ОПзЖ. «Рідне Закарпаття» на должность главы облсовета подала Чубирко. Однако, по информации «Бабеля» от местных депутатов, Партия венгров не была готова голосовать. Переговоры продолжались, из Киева попросили перенести заседание еще на несколько дней. Сессию перенесли на 17 ноября. К тому же депутатам сообщили, что облсовет может быть заминирован — второй раз за две недели.

Для ОП вы уже сбитый летчик, какое у вас ощущение?

У меня нет ответа на этот вопрос.

А Тищенко что говорит?

Он сражается, воюет, отстаивает мою кандидатуру. Мы понимаем, что РЗ не может простить нам новую коалицию. Они потом постоянно говорили: «Делайте что угодно, только снимайте Петрова». Хотели отомстить. У «Довіри» есть полное право предъявлять мне претензии. Но, по моему мнению, администрация должна быть сейчас у президента, а не у «Довіри». Мы ничего не теряем и возвращаемся к нашим слоганам — мы бросили вызов системе, а местные князьки и феодалы не пройдут.

Сергей Гудак / «Бабель»