Российский «Северный поток— 2» разделил мир на тех, кто за, против и Украину. Если газопровод запустят, она потеряет много больше других. Сколько, когда и что делать — объясняем

Автор:
Оксана Коваленко
Редактор:
Катерина Коберник
Дата:
Российский «Северный поток— 2» разделил мир на тех, кто за, против и Украину. Если газопровод запустят, она потеряет много больше других. Сколько, когда и что делать — объясняем

Pool / Pool

Последние несколько месяцев все только и говорят о российском «Северном потоке — 2». Компания-оператор строительства обещает закончить работы в августе и запустить газопровод в этом году. Германия и США обсуждают, как компенсировать Украине возможные потери после запуска «потока», и, по данным Reuters, уже нашли общее решение, какое — неизвестно. Президент Владимир Зеленский просит канцлера Германии Ангелу Меркель гарантировать, что новый российский газопровод не оставит без газа оккупированный Донбасс. А глава «Нафтогаза» Юрий Витренко в США пытается склонить Запад на сторону Украины в газовом конфликте с Москвой. Понятно, что будущее «Северного потока — 2» волнует всех. Непонятно, что конкретно и когда потеряет Украина: сколько миллиардов недополучит бюджет, что станет с газотранспортной системой (ГТС), не останется ли страна без газа и главное — что со всем этим делать? Корреспондент «Бабеля» Оксана Коваленко изучила аргументы сторон, пообщалась с экспертом по энергетике Александром Харченко, советником главы правления «Нафтогаза» Светланой Залищук и отвечает на главные вопросы по порядку.

Начнем с простого: почему он под номером два, есть еще и первый?

Да, есть и давно. «Северный поток» по дну Балтийского моря доставляет российский газ в Германию. Его запустили в 2011 году, и пока он самый длинный из подводных газопроводов — 1 224 километра. «Северный поток — 2» будет на десять километров длиннее. Оператор газопровода — компания Nord Stream AG. В числе ее акционеров — Германия, Франция и Нидерланды. У российского «Газпрома» 51 процент акций.

Зачем России нужен «Северный поток — 2»?

Затем, зачем и другие ее газопроводы — чтобы без посредников доставлять российский газ конечным потребителям. «Северный поток — 2» очень похож на свой приквел — он тоже идет по дну Балтийского моря, по территории России, Германии, Дании, Швеции и Финляндии. Он полностью принадлежит российскому «Газпрому», а акционеры проекта — Германия, Великобритания, Австрия и Франция. За год каждый из «северных потоков» может прокачать примерно 55 миллиардов кубометров газа. Для сравнения: украинская ГТС рассчитана на 150 миллиардов кубов, но сейчас качает почти в четыре раза меньше.

«Бабель»

Там вначале было о «без посредников» — Россия хочет полностью отказаться от транзита через Украину?

Чего хочет Россия, наверняка не знает никто. Последние годы она сокращает объемы транзита. В 2011 году было 104 миллиарда кубов газа, в 2019-м — почти 90, теперь — 40. Несмотря на эту тенденцию, президент РФ Владимир Путин говорит, что Россия могла бы прокачивать через украинскую ГТС больше газа, если между странами сохранятся «нормальные отношения». Это значит, ориентироваться стоит на худший вариант.

Какой вариант худший, и что мы потеряем?

В худшем случае Россия полностью откажется использовать украинскую ГТС. Если это случится, во-первых, Украина потеряет деньги за транзит. При нынешних объемах в 40 миллиардов кубов — это примерно 1,2 миллиарда долларов в год. Для сравнения, доходная часть госбюджета на 2021 год — 37,2 миллиарда долларов. Но, скорее всего, случится это не раньше конца 2024-го. До тех пор по контракту российский «Газпром» обязан ежегодно платить Украине 1,2 миллиарда долларов, независимо от объемов транзита. Пока от этих обязательств Россия не отказывалась. Если откажется, Украина пойдет в Стокгольмский арбитраж.

Во-вторых, если Россия остановит транзит, импортный газ для Украины точно подорожает.

Почему, разве мы покупаем российский газ?

Напрямую Украина не покупает газ у «Газпрома» с 2015 года. «Нафтогаз» заключает договоры с разными европейскими компаниями, и в Украину газ попадает через ГТС в реверсном режиме. На практике это означает, что европейцы торгуют в основном российским газом, но благодаря этой схеме «Газпром» не может шантажировать Украину ценой на газ, как было раньше.

Если Россия остановит транзит через Украину, в Европу газ будет попадать через три российских газопровода — два «северных» и «Турецкий поток». Это означает, что страны восточнее Австрии, Германии и Италии будут испытывать дефицит газа. Им придется подключиться к российским потокам и качать топливо с Запада на Восток в реверсном режиме. Для этого у части стран пока нет необходимой инфраструктуры. У кого есть — газопроводы просто не рассчитаны на большие объемы реверса. Если проще, на Запад они могут прокачать намного больше газа, чем в обратном направлении — на Восток. Украина находится в самом конце этой восточноевропейской цепочки — ей газа будет постоянно не хватать, и цена будет самой высокой. Договариваться о ней придется напрямую с «Газпромом», а не с европейскими компаниями, как сейчас. Всего Украине нужно закупать примерно 12 миллиардов кубов газа в год, еще 20 миллиардов — внутренняя добыча.

gettyimages.com

И украинская ГТС превратится в металлолом?

Не совсем, но будет сложно. Для полноценной работы украинская ГТС должна прокачивать порядка 40 миллиардов кубов газа в год. Если меньше — давление в трубах упадет и начнутся проблемы. Когда (если) Россия откажется от транзита, украинскую ГТС будут использовать для нужд внутренних потребителей — сейчас 32 миллиарда кубов в год. То есть мощность ГТС нужно будет снизить. Если нет, обслуживание лишних мощностей трубы ляжет на потребителей и газ подорожает в 2—4 раза. Уже сейчас оператор ГТС планирует вывести из эксплуатации 33 компрессорных цеха, которые поддерживают давление в трубе.

Все слишком мрачно. Выход есть?

Сложно сказать. Очевидно, запустить «Северный поток — 2» уже никто не помешает. США отказались ввести санкции против оператора потока и его директора Маттиаса Варнинга. А Германия остается главным партнером России в этом проекте. Пока самое жесткое заявление Ангелы Меркель свелось к тому, что Германия будет действовать, «если Россия лишит Украину транзита».

Издание Bloomberg сообщило, что США и Германия обсуждают компенсации для Украины после запуска второго потока. Но бывшая советник главы «Нафтогаза» Елена Зеркаль считает, что возможные варианты помощи не помогут Украине возместить ущерб от запуска второго потока.

Что делать?

Есть несколько вполне законных, но не вполне действенных вариантов.

В Европе действует «Третий энергопакет» — эти законы запрещают компаниям владеть трубой и одновременно торговать газом. Чтобы отвечать этим требованиям, Украина, например, разделила ГТС и «Нафтогаз». Но для обоих «северных потоков» эти законы не работают — в Европе у «Газпрома» много спецразрешений и поблажек. «Газпром» — единственный монополист, который экспортирует газ через «потоки». Украина публично на разных уровнях должна требовать единых правил для всех. Строительство потока это не остановит, но об этом важно говорить (да, мы предупреждали, что это не win-win).

Еще можно вернуться к идее газотранспортного консорциума по управлению украинской ГТС. В 2019 году пять европейских и одна американская компании были готовы создать такой консорциум и вели переговоры с «Укртрансгазом». Помешала фракция Юлии Тимошенко БЮТ. Депутаты на уровне закона запретили иностранным инвесторам вкладывать деньги в украинскую ГТС. Отменить эту норму и найти новых потенциальных инвесторов, по оценкам экспертов, можно примерно за год. Инвестиции можно пустить на ремонт трубы, а западных инвесторов привлечь к переговорам с Россией о продлении контрактов на транзит газа. Хотя желающих вместе с Украиной вести переговоры с Россией немного.

Еще ГТС можно использовать для транспортировки водорода в Европу. Да, та самая водородная энергетика. В год, по приблизительным подсчетам, Украина может производить 5,5 миллиарда кубов «зеленого» водорода. Но для этого нужно изменить законодательство, найти стимулы и деньги для развития водородной энергетики. Если коротко — пока это в мечтах и смелых планах. Чтобы это направление полноценно заработало, по оценкам экспертов, нужно не меньше 10—15 лет и очень много инвестиций. А контракт с «Газпромом» заканчивается в 2024-м.

Ваши донаты — лучшее топливо. Поддержите давление в нашей трубе.

gettyimages.com