Ученые несколько лет работали на бундесвер, пытаясь с помощью литературы предсказать будущее. Они спрогнозировали войну в Нагорном Карабахе и протесты в Алжире, но потом проект закрыли — по материалу The Guardian

Автор:
Яна Собецкая
Редактор:
Дмитрий Раевский
Дата:
Ученые несколько лет работали на бундесвер, пытаясь с помощью литературы предсказать будущее. Они спрогнозировали войну в Нагорном Карабахе и протесты в Алжире, но потом проект закрыли — по материалу The Guardian

Министр обороны Германии Томас де Мезьер читает книгу Inside Al-Qaeda and the Taliban: Beyond Bin Laden and 9/11 пакистанского журналиста Салима Шахзада на борту самолета Transall C-160 после вылета из Ташкента, 13 марта 2012 года.

gettyimages.com

В 2017 году Министерство обороны Германии профинансировало проект «Кассандра». В нем приняли участие исследователи-литературоведы Тюбингенского университета. Несколько лет они работали на военных и пытались с помощью литературных произведений предсказать будущее — определить, в каких регионах могут вспыхнуть вооруженные и гражданские конфликты. СМИ писали, что идея очень наивная и от проекта не будет никакой пользы, но за три года исследователи спрогнозировали войну в Нагорном Карабахе и протесты, которые привели к смене власти в Алжире. В 2020 году проект закрыли — то ли из-за пандемии коронавируса, то ли из-за смены руководства в министерстве. Однако автор проекта Юрген Вертхаймер надеется, что это еще не конец, и собирается при помощи своего метода анализировать политическую ситуацию в Украине, Литве и Беларуси. «Бабель» пересказывает материал The Guardian о том, как немецкие ученые используют книги, чтобы предвидеть будущие войны.

За последние тридцать лет мир столкнулся с целым рядом непредсказуемых кризисов. Среди них — геноцид в Руанде и Боснии, война в Афганистане, вторжение в Ирак, теракт 11 сентября 2001 года, Европейский долговой кризис, Brexit и пандемия коронавируса.

Все они настолько сильно отразились на обществе, что теперь страны запада пытаются предвидеть катастрофы задолго до того, как они произойдут. В основном — с помощью Big Data. Проекты, основанные на этом подходе, уже существуют в Америке, скандинавских странах, Великобритании и Германии.

Самый крупный немецкий проект — платформа Preview, разработанная в Мюнхенском университете Федеральных вооруженных сил Германии. Она обрабатывает RSS-каналы новостных сайтов, банки данных, отслеживающих военные конфликты, гражданские протесты, данные о климатических изменениях и другие показатели. Затем при помощи искусственного интеллекта формирует карты, где вероятнее всего может возникнуть кризис. Алгоритм может обрабатывать 500 гигабайт информации за одну секунду. С помощью него правительство Ангелы Меркель за несколько месяцев предсказало вооруженный конфликт в северной провинции Кабо-Дельгадо в Мозамбике.

Однако три года назад немецкое Минобороны решило попробовать альтернативный метод прогнозирования будущих кризисов — на основе литературных произведений. Для этого начали специальный проект «Кассандра» — названный в честь античной прорицательницы, предсказавшей разрушение Трои.

Основателем проекта стал профессор по сравнительному литературоведению Тюбингенского университета Юрген Вертхаймер. На первый взгляд, Вертхаймер был не лучшим кандидатом, чтобы дать литературе новое предназначение.

Он учился в университете в разгар студенческих протестов 1968 года в Германии, но не интересовался политическим активизмом и большую часть времени проводил в библиотеке, работая над диссертацией о Стефане Георге — поэте немецкого крыла движения lʼart pour lʼart, который отстаивал идею, что искусство не должно выполнять никакой функции, кроме как просто быть искусством.

Литература была единственным увлечением Вертхаймера. Однако после того как Тюбингенский университет начал выделять все больше денег на IТ и все меньше — на литературу, профессор решил доказать, что она тоже может быть социально полезной.

Пятнадцатого декабря 2014 года Вертхаймер опубликовал в сети письмо, адресованное Урсуле фон дер Ляйен. На примере конфликта с исламистской группировкой «Боко Харам» в Нигерии профессор описал, что вооруженным конфликтам часто предшествуют словесные. Соответственно, исследуя тексты, можно предупреждать войны. Он отметил, что был бы рад проверить свои теории на практике и таким образом помочь немецким военным.

Через несколько месяцев, весной 2015 года, Минобороны пригласило Вертхаймера на встречу. После двух лет переговоров с военными ученый в конце концов получил первое задание — показать, как с помощью литературных текстов можно было предсказать войну в Косово и активизацию «Боко Харам».

Солдат Армии освобождения Косово — албанского вооруженного формирования, отстаивавшего самостоятельность Косово от Федеративной Республики Югославия, 19 июля 1998 года.

gettyimages.com

Вертхаймер привлек к проекту «Кассандра» двух исследователей — студента магистратуры Флориана Рогге и аспирантку Изабель Хольц. Они не были специалистами по искусственному интеллекту или политологами и фокусировались исключительно на литературных исследованиях.

Команда еженедельно собиралась в небольшой комнате на верхнем этаже университета. Помещение было завалено гигантскими военными картами и книгами о Нигерии, Алжире и Косово. «Сначала мы думали, что проведем большую часть времени в библиотеке, читая книги. Однако быстро поняли, что их слишком много. К тому же они были написаны на языках, которых мы не знали», — вспоминает Рогге.

Команда размышляла над различными способами анализа текста, однако в конце концов решила исследовать влияние публикации на общество. «Мы интересовались тем, что вызвало бурную реакцию. Книга получила государственные награды? Или же ее запретили, а автору пришлось бежать из страны?» — говорит Рогге.

Чтобы лучше анализировать тексты, к проекту привлекли писателей и журналистов из стран, которые исследовались.

Уже в 2018 году Вертхаймер представил офицерам бундесвера первые результаты работы, касающиеся войны в Косово. В своем отчете он отметил, что признаки будущего конфликта появились в литературе еще за десять лет до него. Среди них — литературный скандал, возникший вокруг пьесы Йована Радуловича «Голубиная яма», которая рассказывает о массовом убийстве сербов хорватами, исключение иностранных авторов из Ассоциации сербских писателей в 1986 году, а еще — постепенное исчезновение историй о любви и дружбе между албано-сербскими героями и появление все большего количества ревизионистских исторических романов. На презентации Вертхаймер отметил, что литература и литературные организации «проложили путь к войне» в Косово.

До презентации многие немецкие ученые считали проект откровенно провальным. Немецкое издание Neckar-Chronik писало, что стоит спросить, почему военные финансируют то, от чего явно не будет никакой пользы.

Однако уже после первого отчета стало понятно, что проект не такой и бессмысленный. Команда Вертхаймера боролась за дальнейшее финансирование с Berlin Fraunhofer Institute — самой крупной в Европе организацией прикладных исследований и разработок, которой предложили провести то же исследование, но с использованием Big Data.

И именно «Кассандра» получила средства еще на два года. «Наши системы и так могут предусмотреть конфликт за год или за полгода. Кассандра должна была фиксировать их за 5—7 лет — такого раньше не было», — отметил один из чиновников Минобороны Германии, который решил остаться анонимным.

В последующие несколько лет проект спрогнозировал несколько конфликтов. В частности, в Алжире и Нагорном Карабахе.

Последствия обстрелов, которые произошли во время боев между Арменией и Азербайджаном за Нагорный Карабах. Степанакерт, 4 октября 2020 года.

gettyimages.com

Во время Арабской весны Алжир был одной из самых спокойных стран и классифицировался как стабильное государство. Однако в феврале 2019 года в стране начались протесты. В результате чего президент Абделазиз Бутефлика подал в отставку.

Исследователи проекта «Кассандра» спрогнозировали беспокойство в стране еще за два года до этого, на основе нескольких литературных текстов:

  • В 2014 году в Алжире вышла книга Амара Мездада Yiwen Wass Deg Tefsut («Весенний день») об участниках демонстрации, которую жестко подавляют.
  • В 2015 году в Кабилии, на севере Алжира, повторно издали книгу о Берберской весне Algérie, LʼÉchec Recommence? алжирского писателя Саида Сади — впервые ее опубликовали в 1991 году.
  • В том же году вышла книга Буалема Сансаля 2084: La Fin Du Monde — об исламистском диктаторе, который при помощи религии контролирует, что люди говорят и о чем думают. Сансаль — бывший алжирский чиновник, известный острой критикой политического исламизма в Алжире. Его книги в стране запрещены.

А вскоре после этого Вертхаймер подал в Минобороны еще один отчет — о ситуации на Кавказе. В нем говорилось о том, что Министерство культуры Азербайджана пожертвовало грузинским библиотекам книги, содержащие явные антиармянские настроения. Исследователи отмечали, что Азербайджан наращивает пропаганду, готовясь к очередному военному конфликту. Через год после этого в Нагорном Карабахе началась война.

Двое солдат общаются на танке вдоль дороги, где произошли последние бои между армянскими и азербайджанскими войсками за Нагорный Карабах. Степанакерт, 13 ноября 2020 года.

gettyimages.com

Военные хотели, чтобы исследователи нашли способ превратить свои наблюдения в факты, которыми могли бы пользоваться военные стратеги или оперативники. Например, в «эмоциональные карты» кризисных регионов, которые могли бы хронологически отслеживать «возрастание языка ненависти».

Для этого команда Вертхаймера создала систему оценки книг по девяти критериям — тематический охват, цензурирование текста, цензурирование автора, медийность, скандальность книги, скандальность автора, литературные награды, которые получил автор, литературные награды, полученные книгой, и стратегия изложения сюжета.

За каждый критерий можно было получить от -1 до +3 баллов. Чем большей была суммарная оценка, тем опаснее в плане влияния на общество считалось произведение.

Система имела несколько недостатков — сначала ученым было до конца не понятно, нужно учитывать все реакции или только те, которые появились в стране, где опубликовали книгу. И действительно ли книга с 24 баллами вдвое «опаснее» чем книга с 12 баллами. Однако метод работал — литературоведы нашли реальную связь между литературой и историческими событиями.

Зимой 2020 года «Кассандру» отменили. Почему — до конца не понятно. Некоторые считают, что в этом может быть виновата пандемия коронавируса, сильно сказавшаяся на государственном бюджете. Другие говорят, что в министерстве просто сменилось руководство. Официально Минобороны отмечает, что ценит «инновационный подход» исследователей, однако причину закрытия проекта не сообщает.

Несмотря на это, Вертхаймер говорит, что не обижен: «Я не склонен к обидам, просто меланхоличный человек». Он надеется, что у проекта все же будет будущее. В свою очередь, в ЕС размышляют над тем, чтобы «перенести» «Кассандру» в Брюссель. В будущем Вертхаймер надеется использовать свою методику для того, чтобы проанализировать геополитическую ситуацию в Украине, Литве и Беларуси.