«Слуге» Алексею Ковалеву родители подарили оппозиционный «4 канал». Это подарок Офиса президента? Откуда деньги? И другие вопросы к депутату, который считает, что телеканал — это не дорого. Интервью

Автор:
Оксана Коваленко
Редактор:
Катерина Коберник
Дата:
«Слуге» Алексею Ковалеву родители подарили оппозиционный «4 канал». Это подарок Офиса президента? Откуда деньги? И другие вопросы к депутату, который считает, что телеканал — это не дорого. Интервью

"Слуга народа" Алексей Ковалев

Facebook

Двадцать восьмого декабря стало известно, что народный депутат фракции «Слуга народа» Алексей Ковалев купил «4 канал». Точнее — телеканал ему подарили родители. Согласно декларации депутата, общая стоимость «подарка в неденежной форме» — 4,5 миллиона гривен. Ранее канал принадлежал бывшему народному депутату и журналисту Дмитрию Добродомову и его партнеру Андрею Мысыку. «4 канал» вполне можно назвать оппозиционным власти. К примеру, президента Владимира Зеленского и его команду в программе «Засланцы» постоянно критикует политик Борислав Береза. Свои авторские программы на канале есть у члена партии «Свобода» Андрея Ильенко, шоумена Антона Мухарского и журналиста Остапа Дроздова (их можно посмотреть здесь). Новый владелец канала уже пообещал, что не будет вмешиваться в редакционную политику и подписал соответствующее соглашение с коллективом. Есть несколько причин сомневаться в его обещаниях. Во-первых, Ковалев далек от СМИ и никогда не имел отношения ни к каким медиаактивам. Во-вторых, согласно декларации депутата за 2020 год, общая сумма его накоплений и доходов не превышает семи миллионов гривен — этих средств мало для быстрого развития канала, которое анонсирует Ковалев. И главное — приобретение «4 канала» совпало с попытками Офиса президента увеличить количество лояльных к власти телеканалов. В этот условный пул уже входят телеканалы «Дом» и «Рада». Из-за несбалансированной редакционной политики и прихода на канал скандально известного политтехнолога Владимира Петрова «Раду» в конце прошлого года активно критиковала не только оппозиция, но и часть «слуг». Зачем Ковалев купил «4 канал», что будет с оппозиционно настроенными ведущими и где депутат планирует брать деньги на развитие канала — в его интервью «Бабелю».

Раньше вы никогда не занимались медиа и ваши законопроекты не касались этой сферы. Почему решили заняться этим бизнесом? И, вообще, рассматриваете ли медиа как бизнес?

В Украине сейчас сложилась довольно интересная ситуация — у нас нет независимых медиа. То есть каждое медиа связано с какой-то финансово-промышленной группой — это всем очевидно. Это первый момент. Второй момент — как политик я хочу, чтобы наше государство в дальнейшем развивалось. Я хочу, чтобы у нас были объективные новости — для общества это будет полезно. Мы видим, как взбудоражились проолигархические медиа, когда узнали, что «слуга народа» покупает «4 канал».

«Слуга» — партия или депутат?

«Слуга» — депутат. Это правильный шаг, а то, что я политически не имел отношения к медиа, не значит, что я в нем не смогу разобраться.

Вы рассматриваете медиа как бизнес в принципе?

Конечно, медиа должно себя окупать, то есть хотя бы выходить в ноль.

Почему вы вообще обратили внимание на «4 канал»? Как проходили переговоры?

Мы вели переговоры с владельцами канала около года.

Это была ваша инициатива?

Да. У нас есть общий знакомый, через него я вышел на Добродомова, и мы начали общаться. Переговоры были довольно сложными, у нас была длительная пауза. Я бы раньше купил этот канал, но попал в ДТП и физически не мог сопровождать это соглашение.

Почему этот канал?

«4 канал» имеет свою специфику — у него вещание идет на всю Украину. Я вел переговоры с другими региональными каналами, но соотношение цена-качество у «4 канала» было оптимальным. У этого канала есть лицензия Т-2, то есть он достаточно мощный. Если в него сейчас сделать правильные инвестиции, он даст большее покрытие и больше узнаваемости у зрителей.

Вы не хотите называть конкретную сумму сделки, а можете назвать хотя бы порядок суммы?

Я бы вам сказал конкретную сумму, но у нас в договоре о покупке предусмотрено, что я не могу ее разглашать.

Ладно, сколько там нулей?

Вы же можете выяснить эту сумму — есть открытые реестры, у нас все документы сканируются соответствующей базой юридических и физических лиц при регистрации сделки.

Тогда просто уточню: речь идет о сумме, которую вы внесли как уставный фонд?

Я не могу вам сейчас рассказать о сумме. Как журналист вы можете узнать самостоятельно стоимость данного актива.

И где можно получить эту информацию?

Думаю, вы найдете, где посмотреть реальную стоимость этого актива. Если бы мы хотели скрыть реальную сделку, мы бы ее оформили на иностранную юрисдикцию, как это делают все остальные каналы. Все центральные каналы обычно имеют происхождение из Кипра. А это первая покупка в открытую — без каких-либо посторонних лиц. То есть я купил на себя, вернее — на родителей, а родители мне подарили.

Как вы предложили такую схему родителям?

Смотрите, у нас есть семейный бизнес, оформленный на родителей. Я сам юрист и потому решил сделать такой порядок сделки — родители купили этот актив и подарили его мне.

Планируете ли вы инвестировать в канал дополнительные средства?

Конечно.

Вы уже понимаете, о каких суммах идет речь?

Сейчас мы только его купили, невозможно просчитывать какую-нибудь инвестицию, если у тебя нет этого актива. Сейчас идут расчеты, но то, что будут изменения, — это однозначно. Насколько мы видим, сейчас в вещании канала не хватает картинки, красивой студии и так далее. Что касается направления информационно-развлекательного канала, оно сохранится. Канал по-прежнему будет проукраинским и большинство коллектива, думаю, останется.

Какие конкретные КРI канала на этот год?

Я хочу, чтобы в этом году мы попали в топ-3 информационно-развлекательных каналов.

Вы понимаете, что такие амбиции предполагают десятки миллионов долларов инвестиций? Сколько готовы инвестировать?

Можно встречный вопрос: почему вы думаете, что медиа — это дорого? Мне просто любопытно. И почему вы думаете, что нужны десятки миллионов долларов?

Потому что информационные каналы — это не новый сегмент рынка, и порядок инвестиций давно более или менее известен.

Что касается основных средств, камер — конечно, будут инвестироваться собственные средства. А что касается именно сохранения и выплаты заработной платы и электроэнергии, то в принципе, когда я покупал канал, у меня была какая-то стратегия, как я буду его содержать хотя бы два-три года. Думаю, что 90% доходов нам будет давать именно реклама, поэтому большинство денежных средств на содержание канала будет идти от рекламодателей.

Вы будете менять менеджмент канала? Кто его возглавит?

Я со многими людьми общался и до покупки, и уже после. И реально журналисты и менеджмент готовы пойти на меньшую заработную плату, но быть более объективными. Поэтому есть довольно классные ведущие, которые готовы работать за меньшие деньги, но на проукраинском канале и делать украинский контент.

С кем уже есть договоренности?

Договоренностей много. В течение месяца вы первыми узнаете, кто у нас будет управлять медиа. Пока менеджмент канала меня удовлетворяет.

Давайте вернемся к деньгам. Чтобы не говорить отвлеченно, возьмем телеканал Вадима Столара Live. Стартовые инвестиции были очень большими: мощная реклама, известный медиаменеджер Алексей Семенов, филиалы в нескольких городах. Но сейчас канал закрывает много программ и сокращает штат. И в топ-3 информканалов он, несмотря на крупные инвестиции, не попал. Сколько готовы инвестировать? Это будут ваши средства или семьи?

Это будет вытягиваться из оборотных средств бизнеса, в первую очередь я рассчитываю на себя, свою семью и своих близких.

А о каких суммах мы говорим? Если посмотреть вашу декларацию, то там…

Около 7 миллионов гривен.

Да, но вы даже не долларовый миллионер.

Вы оперируете такими неконкретными цифрами, сколько там — 5, 10 миллионов долларов, десятки миллионов долларов? Я вам скажу, что это не десятки миллионов долларов.

Тогда сами назовите цифру.

Мы не можем сейчас назвать сумму, мы ее просчитываем. Я описал картинку — то, что мы можем видеть в будущем, и под это будет подгоняться финансирование канала. Вы сможете все суммы увидеть в налоговой декларации, поскольку мы являемся плательщиками НДС — это элементарная отчетность.

Я не могу увидеть налоговую декларацию, потому и спрашиваю.

Думаю, что каждый журналист, имея какого-нибудь знакомого налоговика, может получить доступ к налоговой базе. И каждый журналист может увидеть, сколько тратится средств на соответствующий телеканал.

Это не так. Теперь о самом канале. Вы заявили, что подписали соглашение о невмешательстве в редакционную политику. А позже сказали, что хотите строить политическую карьеру и это невозможно без своего медиа. Как эти два тезиса корреспондируются? Вы собираетесь использовать канал для продвижения собственного имиджа?

Я не буду вмешиваться в редакционную политику. Что касается моей карьеры: я буду равным участником политических ток-шоу, поэтому это нормальная история.

Хорошо, например, Петр Порошенко может появиться на вашем телеканале?

Если у него будет желание, думаю, да.

Вы говорите, что офис президента не имеет никакого отношения к покупке канала. В конце прошлого года редакция «Суспільного» заявляла о давлении ОП. Если ОП о чем-нибудь попросит вас, что будет делать телеканал?

Смотрите, вот была история, что я купил телеканал и якобы меня приглашали в студию «Украина 24», но, по сути, мне никто не звонил на мобильный. Вот вы меня сразу нашли, и я открыт к общению. А канал говорит: «Видите ли, мы вот стульчик оставили, мы не дозвонились до депутата, а хотели его видеть». Поэтому я думаю, что здесь больше субъективности, чем объективности. Поэтому, возвращаясь к вашему вопросу, если такие предложения будут от Офиса президента либо от фракции, то я их буду публично озвучивать.

У вас на канале будет своя программа? К примеру, у Добродомова была собственная программа расследований «Кто как живет?».

Сейчас об этом я не думаю.

На телеканале сейчас выходят программы Андрея Ильенко из партии «Свобода» «Украинский контекст» и Борислава Березы «Засланцы». Обе достаточно критичны по отношению к вашей партии и лично к президенту (вот пример и еще один ). Эти программы останутся или их закроют?

Это будет зависеть от людей, которые ведут эти программы. Я же не могу заглянуть в их головы и определить, что они планируют дальше делать. Если они сочтут нужным и смогут сотрудничать с тем коллективом, который у нас будет, у них есть все законные права вести свои программы. Вопрос в том, видят ли они себя на канале, владелец которого — депутат фракции «Слуга народа».

Одна из программ Борислава Березы с критикой партии СН.

Вы будете с ними об этом общаться?

Конечно, уже после новогодних праздников будем напрямую общаться с коллективом.

Но вы лично не будете инициировать закрытие этих программ?

Лично я не буду, поскольку я не могу вмешиваться в деятельность канала — согласно нашему подписанному соглашению.

А если менеджмент?

Ну, я не знаю, менеджмент — это внутри они будут общаться и уже решать, что делать дальше. Я хочу подчеркнуть, что менеджмент не изменился. Если так, то угрозы закрытия определенных программ, критически высказывающихся о нынешней власти, нет.