«Все, что ни делается, делается, когда должно быть». Один день с главой Минздрава Виктором Ляшко

Автор:
Мария Жартовская
Редактор:
Катерина Коберник
Дата:
 «Все, что ни делается, делается, когда должно быть». Один день с главой Минздрава Виктором Ляшко

Михаил Мельниченко / «Бабель»

Министру здравоохранения Украины Виктору Ляшко 41. Для главы Минздрава у него вполне релевантная биография. По образованию он врач, окончил Национальный медуниверситет имени Богомольца. В 2010-м попал в систему Минздрава — работал в санитарно-эпидемиологической службе Киевской области, возглавлял Санэпидемслужбу Украины. В 2014-м ушел в общественный сектор — работал консультантом в проекте USAID «Реформа ВИЧ-услуг в действии». В декабре 2019-го Ляшко стал замминистра здравоохранения Зоряны Скалецкой, а в марте 2020-го его назначили еще и главным санитарным врачом. Эту должность в Украине срочно возобновили из-за пандемии коронавируса. Ляшко быстро стал очень популярным — он регулярно проводил брифинги, постоянно участвовал в телеэфирах, ездил по больницам и лабораториям. Уже в апреле ему, по данным опроса группы «Рейтинг», доверяли 41% украинцев. Для сравнения, его тогдашнему шефу, главе Минздрава Максиму Степанову — только 25%. В июле 2020-го о Ляшко даже заговорили как о потенциальном кандидате на должность мэра Киева от «Слуги народа». Он эту возможность не исключал. Но с карьерой кандидата не сложилось и в мае 2021-го Ляшко возглавил Минздрав. Последние полгода он отвечает за борьбу с пандемией, вакцинацию и кислород в больницах. Корреспондент «Бабеля» Маша Жартовская провела с министром один рабочий день, 12 ноября, во Львове. За это время он успел пробежать пять километров, встретиться с первой леди, не выпить с министром образования и (наверное) отчитать главу Львовской ОГА.

В семь утра Ляшко и его советник выходят на пробежку в центре Львова, в парке Ивана Франко.

— А вы что же не бегаете? — говорит он мне, фотографу и своему пресс-секретарю Оксане, пробегая мимо.

Михаил Мельниченко / «Бабель»

Он делает еще несколько кругов по парку. Оксана предлагает его остановить, Ляшко просит еще круг и бежит дальше. Закончив пробежку, переходит на быстрый шаг — мы ускоряемся. Во Львов министр приехал накануне вечером, уснул около двух ночи, проснулся в 05:30, чтобы пробежать привычные пять километров. Ляшко говорит, что бег хорошо помогает структурировать мысли, и уговаривает меня начать бегать — я отказываюсь.

От парка до пятизвездочного отеля Grand, где остановился Ляшко, шесть минут быстрым шагом. В 09:30 он должен быть на «Арене Львов», там пройдет четвертый региональный форум «Реформа школьного питания». Сама реформа должна заработать с 1 января 2022 года. Ее цель — сделать питание в школах вкусным и полезным. Из меню уберут сосиски и колбасу, добавят больше фруктов и овощей, а соли и жиров станет меньше. В СМИ реформу продвигает первая леди Елена Зеленская, а меню разработал известный шеф-повар Евгений Клопотенко. Реализация — за Минздравом и Минобразования.

Михаил Мельниченко / «Бабель»

Ляшко оставляет нас с пресс-секретарем в лобби отеля и предлагает позавтракать. В ресторане несколько депутатов фракции «Батьківщина» и пресс-секретарь ее главы Юлии Тимошенко — Марина Сорока. Тимошенко, которая накануне была с рабочей поездкой во Львове, тоже остановилась в этом отеле. Но за завтраком ее нет, зато есть министр образования Сергей Шкарлет. Вслед за ним спускается Ляшко, берет яйца, овощи и пару ломтиков слабосоленого лосося. Мы садимся за стол, он сразу говорит, зачем пришел на госслужбу.

— Хотел перестроить систему санитарно-эпидемиологической службы в систему общественного здоровья и сделать ее аналогом американской.

— Хотите стать украинским доктором Энтони Фаучи?

— Я им был начиная с декабря 2019 года, — говорит Ляшко. — Но там другое дело — он всегда рядом с президентом и всегда объясняет. Там у людей совершенно другой подход. У нас если что-то говорит человек из власти, ему, как правило, не доверяют.

На самом деле Ляшко еще повезло. Когда он работал главным санврачом, ему доверяли больше 40% опрошенных — больше, чем тогда действующему министру здравоохранения Максиму Степанову. Не в последнюю очередь благодаря телеэфирам, куда Ляшко ходил как на работу. Он подсчитал, что в 2020-м у него было 1 647 телевизионных эфиров и интервью. Надоели до икоты.

К столу подходит министр образования Шкарлет. Он с тарелкой с едой и тремя бокалами игристого вина — его на шведском столе мы не заметили.

— Это что, алкоголь? — лицо Ляшко вытягивается от удивления.

Министр образования и науки Украины Сергей Шкарлет (справа).

Министр образования и науки Украины Сергей Шкарлет (справа).

Михаил Мельниченко / «Бабель»

Завтрак в пятизвездочной гостинице — хорошее время и место поговорить о школьном питании, на контрасте. Для реформы Минздрав разработал регламенты и разные нормы, остальным занимается Министерство образования — оно организовывает форумы, изучает, чего не хватает школьным столовым, координирует запуск. Но все это нюансы. На слуху — меню от Евгения Клопотенко [оно тут]. С одной стороны, о меню много писали журналисты, с другой — технологические карты и подбор блюд раскритиковали несколько шеф-поваров. Не успеваю задать об этом вопрос, как Ляшко уже на него отвечает.

— Да никто не настаивает на меню Клопотенко! Он просто взял наши нормы и подобрал рецептуры, дал пример. Многие школы разрабатывают свои меню сами.

Ляшко много раз пробовал блюда Клопотенко, вместе с другими чиновниками и родителями. Ему еда понравилась, родителям — не очень, мало соли. В школьной еде ее хотят свести до минимума, но делать это будут поэтапно — по грамму в квартал.

Соль не единственная проблема, к концепции Клопотенко много вопросов. Первый и главный — как заставить детей есть настолько здоровую пищу. Например, в меню салаты с вареной свеклой и ячневой кашей, огурцами и сметаной, тыквой и сельдереем, запеченной капустой и мускатными орехом. Гарниры — морковное пюре с имбирем, пшенная каша с квашеной капустой и фалафель из фасоли. На десерт — манный пудинг и свекольные панкейки. Этот ПП в чистом виде, но точно не мечта подростков.

— А вы сами пробовали, например, шпундру из меню Клопотенко, — чтобы закончить тему, спрашиваю обоих министров.

Шпундра — это свинина в свекольном квасе. Переосмысленный рецепт для школьников от Клопотенко — говядина со свекольной подливой и грузинской приправой хмели-сунели. Шкарлет говорит, что пробовал, а Ляшко опять предлагает критикам придумать свое меню. Завтрак занял около 20 минут, игристое так никто и не выпил.

В 08:30 мы на микроавтобусе Мерседес едем на форум на «Арену Львов». Ляшко открывает большую таблицу в IPhone. Каждый день в 8 утра он отправляет в СНБО данные о заболеваемости ковидом за сутки и статистику по вакцинации. У Ляшко и Офиса президента есть четкие KPI по прививкам — 350 тысяч в сутки. Министр смотрит на график за прошедшие сутки: план выполнили Киевская, Днепропетровская и Черкасская области. Хуже всего дела в Закарпатской.

Вакцинация — больная тема для страны в целом и Минздрава в частности. На 23 ноября одну дозу вакцины в Украине получили 13 миллионов человек, две — 10 миллионов. Министерство критикуют за все: что вакцины появились не сразу и не те, что за много месяцев никто так и не запустил хорошую коммуникационную кампанию о важности прививок. А амбассадорами антивакцинаторов на местах стали многие врачи. Еще одна претензия, ее часто повторяет известная врач-инфекционист Ольга Голубовская: Украина сосредоточилась на вакцинации молодежи, а не групп риска, конкретно 60+.

— Знаете, когда людям не за что критиковать, они говорят, давайте зацепимся за провал вакцинации взрослого населения. Можете сказать, как я ее провалил?

Дальше Ляшко долго объясняет, что людям из групп риска предложили вакцинироваться первыми, но они не спешили — хотели посмотреть, «что будет с Оксаной, Галей и соседом». После этого можно было либо ждать, пока эта категория созреет, и не давать прививаться другим, либо начать массовую вакцинацию и показать пожилым, что от вакцин никто не умирает. Выбрали второй вариант. К концу года Ляшко хочет выйти на показатель 70% вакцинированных, пока их почти 32%. Но есть серьезная проблема — более 600 тысяч не пришли за второй дозой вакцины. Ляшко считает — виноваты семейные врачи и местная власть, которые должны об этом напоминать.

Когда из-за ковида в стране активизировались противники вакцинации, статистика по рутинным прививкам тоже ухудшилась. Например, по данным Минздрава, от дифтерии и столбняка не привит каждый второй взрослый. В будущем это грозит вспышкой дифтерии.

С полиомиелитом уже проблемы. В октябре в Украине подтвердили первый за шесть лет случай паралича, вызванного болезнью, у полуторагодовалого ребенка. Об этом написали все ведущие СМИ. Ляшко говорит, что этим случаем занимается отдельная рабочая группой. Она наработала несколько стратегий, и теперь он должен выбрать. Вариантов два. Первый: привить всех невакцинированных до десяти лет — это «подчищающая кампания». Второй: сделать прививки всем детям до 6 лет, независимо от статуса вакцинации.

Михаил Мельниченко / «Бабель»

— То есть за короткий период, две-три недели, нужно сделать около полутора миллионов прививок — для этого нужен большой ресурс. В Закарпатской и Ровенской областях «подчищающая» кампания уже началась. Я встречаюсь в главами религиозных направлений, чтобы использовать их авторитет и развернуть людей к вакцинам», — рассказывает министр.

Еще Минздрав критикуют за плохую коммуникацию о важности вакцинации от ковида. Хотя сама кампания — ответственность Минкультуры. Деньги на нее — 25 миллионов гривен — правительство выделило только 6 октября, в разгар осенней вспышки. Ляшко уточняет — это сделали по его инициативе. Но он, в отличие от многих, больших проблем с коммуникацией не видит.

— Посыл о провале коммуникационной кампании кому-то выгоден. Никто не дает данных, что она провалена. По моей информации, у нас все время увеличивается процент людей, которые собираются вакцинироваться.

Я напоминаю, что президент публично призвал вакцинироваться совсем недавно, когда в Украине был пик смертности от ковида.

— Все почему-то думают, поздно, не поздно… Все, что ни делается, делается тогда, когда должно быть. Вспомним, что он [президент] публично вакцинировался одним из первых, его команда тоже. Мы делаем все поэтапно: когда видим, что спрос на вакцинацию может пойти на убыль, его нужно чем-то подживить.

Сторонникам вакцин Ляшко тоже предлагает подключаться к информационной кампании — убедить хотя бы одного человека сделать прививку.

— Вот мы ездили в село в Кировоградской области — хотели проверить, есть ли там вакцины. Выходим из пункта вакцинации, а какой-то дядька едет на велосипеде. Я говорю: а куда это вы едете, почему это не вакцинируетесь? Он мне: «А что, надо?» Пошел и вакцинировался.

На этом простом решении мы подъезжаем к «Арене Львов». Ляшко выходит из машины. У двери его встречает глава Львовской обладминистрации Максим Козицкий.

— Мы вас так ждали, так ждали, — начинает он с порога и ведет Ляшко ко входу.

Мы идем к другому — через него на форум пускают только вакцинированных. Перед входом нужно сделать экспресс-тест на ковид, результат выдают через пару минут. Всего на форум приехали около 700 участников. Обстановка больше напоминает концерт, чем обсуждение грядущей реформы. В зале с большой сценой — чиновники обладминистраций, представители управлений и департаментов образования нескольких соседних областей. Ляшко и Шкарлет говорят вступительное слово.

— Мы меняем культуру питания в нашей стране, — начинает Ляшко. — Вы спросите, зачем все это? А я задам несколько вопросов и попрошу отвечать правдиво: кто из вас завтракал сегодня? А у кого на завтрак были овощи? А у кого — разноцветные овощи?

С каждым вопросом поднятых рук в зале все меньше. Ляшко объясняет суть опроса: изменить пищевые привычки с возрастом сложно, поэтому начинать нужно с детей.

После министра выступает Клопотенко. Он говорит, что за 50 лет еда в школах не изменилась — его мама ела то же, что и он.

— Когда я создавал меню, мне было важно, какой код мы вкладываем в детей. Я не ем шубу и оливье, но раньше ел. Я получил код информации из прошлого, но мы хотим, чтобы наши дети жили будущим, — говорит он со сцены и советует класть тимьян в блюда, а котлеты не жарить, а запекать.

За ним выступают другие спикеры. Ляшко выходит к прессе, фотографируется со всеми желающими, в основном с женщинами, и много общается. После этого возвращается в зал и ждет главную гостью — Елену Зеленскую. Она приезжает ближе к двум часам дня и выступает около 10 минут. Почти все ее тезисы уже звучали раньше.

После отъезда Зеленской участников форума зовут на обед из блюд школьного меню Клопотенко. Его готовили повара «Национальной ассоциации общественного питания», чтобы показать — ничего сложного в рецептах нет. По «Арене Львов» распространяется запах школьной столовой. Подают овощной суп минестроне, куриные котлеты, плов с курицей и салаты из свежих овощей — огурцов и капусты, моркови и яблок. Все вкусно, все довольны.

Михаил Мельниченко / «Бабель»

После обеда мы с Ляшко едем на Львовский химический завод. Он хочет посмотреть, как там производят медицинский кислород. В дороге вспоминаю слова известного одесского волонтера Кати Ножевниковой [большой репортаж о ее работе тут] о том, что многих вакцинироваться отговаривают врачи.

— Что делать с такими врачами?

— Пффф, — Ляшко в шутку изображает пальцами пистолет. — Если серьезно, в Минздраве есть дашборд, где видно число вакцинированных, подписавших декларацию у конкретного врача.

Эти данные анализируют. Если у одного врача привились только 10% пациентов, а у другого — 70%, к первому могут возникнуть вопросы. Ляшко говорит, с каждым таким врачом Минздрав «проведет работу» и все проверит.

— Мы будем предлагать: хотите — отпишитесь от этого врача и подпишитесь на нормального.

— Нормальных на всех не хватит, — возражаю я.

— Да, это тоже вопрос.

Это важный вопрос. Многие украинские медики участвовали в митингах противников вакцинации и записывали тематические ролики. Но в список тех, для кого вакцинация обязательна, врачи не попали. Соответствующий проект приказа Минздрав представил только 13 ноября, в разгар осенней вспышки. Когда решение примут, невакцинированных медиков должны будут отстранять от работы.

Михаил Мельниченко / «Бабель»

— Поддерживаю ли я, чтобы медиков отстраняли? Да. Можно ли это делать на фоне вспышки? Нет. Это моя политическая позиция: на конкретный период времени — не позволю, — говорит министр.

У Минздрава есть альтернативный вариант борьбы со специалистами, которые нарушают врачебную этику. Министерство предложило законопроект «О врачебном самоуправлении». Согласно документу, если врач своими высказываниями вредит пациентам, специальная комиссия, куда входят другие врачи, может лишить его допуска к профессии. Я не совсем понимаю механизмы, кто и как будет отслеживать работу огромного количества врачей. Ляшко отвечает, что лучше запустить процесс и потом его корректировать, чем не запустить вовсе.

Ковид не единственное, чем сейчас занимается Ляшко. В апреле стартовал второй этап медицинской реформы — она идет со скрипом. Когда Ляшко возглавил Минздрав, у ведомства было несколько конфликтов, во-первых, с госпредприятием «Медицинские закупки Украины» (МЗУ). Его глава Арсен Жумадилов обвинял предыдущего главу Минздрава в плохой работе и советовал не «шляться по брифингам». Второй конфликт был из-за Национальной службы здоровья (НСЗУ) — ключевого органа медреформы, который подписывает контракты с больницами и перечисляет деньги за лечение пациентов. НСЗУ распоряжается огромными бюджетами: в 2020 году — почти 80 миллиардов гривен, в 2021-м — более 100 миллиардов, в 2022-м — 158 миллиардов. Службу в 2018 году создал и возглавил Олег Петренко. В 2019-м, с приходом нового руководства Минздрава, он уволился. Несколько лет ведомство оставалось без руководителя, а при Ляшко конкурс выиграла Наталья Гусак — замглавы Черновицкой облгосадминистрации, которая курировала медицинское направление. Многих победа человека не из системы удивила. А я напоминаю Ляшко об интервью Петренко, в котором он утверждал, что власти сейчас не нужны профессиональные люди со своей позицией — только послушные исполнители.

Михаил Мельниченко / «Бабель»

— Покажите мне хоть одного из тех, кто писал медицинскую реформу, в перечне кандидатов на пост главы НЗСУ. Написать одно, а когда доходит вопрос до реализации — сразу что-то не так. Извините, ребята, если вы идеологи реформы и уверены в ней, вы должны закатать рукава и стараться прийти на ту должность в ту организацию, которая позволит реализовать все, что вы написали, несмотря на политический курс и власть. Нельзя написать и сказать — мы вот так написали, так хотели, но так не будет, — возмущается Ляшко.

Кадры не самая сильная сторона Минздрава. Став министром, Ляшко оставил на должностях трех замов своего предшественника Максима Степанова, а также госсекретаря Ирину Солодкую. С ней было связано несколько скандалов [подробнее тут]. Услышав вопрос о возможном увольнении Солодкой, Ляшко тяжело вздыхает и говорит, что не хотел бы на него отвечать.

Мы приезжаем на Львовский химический завод. Его директор Анатолий Бобрышов вместе с заместительницей в бежевом пальто люксового бренда Burberry встречают министра у входа. В прошлом Бобрышов — председатель Конгресса русских общин западных областей Украины. Его обвиняли в пророссийских взглядах и организации шествий 9 мая.

— Покажете, что у вас тут? — спрашивает Ляшко, выходя из микроавтобуса.

Руководитель Львовского химического завода Анатолий Бобрышов (справа).

Руководитель Львовского химического завода Анатолий Бобрышов (справа).

Михаил Мельниченко / «Бабель»

— Вот машина ждет, везет кислород в Хмельницкий, а потом едет в Днепр за благотворительным кислородом «Метинвеста», — начинает Бобрышов.

Он приглашает пройтись по территории, рассказывая, что завод самый старый в Украине. Из-за гула на производстве директора почти не слышно, вокруг бегают коты. Завод обеспечивает 70 тонн кислорода в сутки и закрывает потребности восьми областей: Винницкой, Львовской, Черновицкой, Закарпатской и других.

— За 10 дней мы заправили [медицинским кислородом] 26 тысяч баллонов, а в марте было 50 тысяч. Это цифра из космоса, в обычное время мы заправляли 5 тысяч баллонов! Мы уже не можем больше, — рассказывает Ляшко замдиректора.

Потом руководство жалуется на больницы, которые задерживают оплату, и мы едем дальше. Когда мы садимся в машину, Ляшко говорит:

— У кого у кого, а у этого руководителя приезд министра здравоохранения в памяти отложится — он родом из тех времен, когда визиты функционеров были важны.

Михаил Мельниченко / «Бабель»

Через 15 минут мы приезжаем во Львовскую инфекционную больницу. Вокруг большая территория с парком и церковью, в следующем году больнице исполнится 110 лет. Это не одна из тех больниц, которые иногда показывают журналисты — с ковидными больными в коридорах и грязными кроватями. Ляшко встречает главврач, вместе идем по аллее к главному входу в отделение. Главный вопрос министра — нет ли у больницы задолженности по зарплатам и получают ли доплаты врачи в ковидных отделениях? Главврач рассказывает, что задолженностей нет, а с доплатами зарплата врача 20 тысяч гривен, медсестры — 17, санитарки — 13—14. Чтобы акцентировать внимание на суммах, Ляшко задает вопрос главврачу, но он больше для нас.

— Для вашего учреждения повышение зарплат, анонсированное правительством и президентом, до 20 тысяч гривен — это хорошая штука?

— Конечно, — безальтернативно отвечает главврач, — но если будут такие месяцы, с таким количеством больных…

Ляшко не дает договорить и уточняет, что речь о постоянных зарплатах. Они еще несколько минут говорят о медреформе, лекарствах, тяжелых пациентах и нехватке кислородных концентраторов. Главврач говорит, что очень нужны мобильные туалеты, которые можно ставить возле кроватей в ковидном отделении.

Мимо проходят две санитарки.

— Минуточку! — говорит Ляшко и бежит к ним с вопросом о зарплате.

Они подтверждают слова главврача, желают Ляшко здоровья и говорят, что сейчас работать в ковидном отделении тяжело — слишком много больных. На прощание санитарки обнимают министра, а он вручает врачам благодарности, блокноты и зонты. Кажется, что для врачей все это важно: они улыбаются, искренне благодарят и по очереди фотографируются с министром. Я удивлена, что грамоты до сих пор кого-то радуют.

Михаил Мельниченко / «Бабель»

— Я тоже думал, что все это попахивает советчиной, но когда ездишь по больницам, становится понятно, как для людей важно получить награду от министра. Это их мотивирует, а сейчас важно все, что может их поддержать. Те же санитарки еще неделю будут рассказывать, что видели министра, — уверен Ляшко.

Нашей следующей остановкой должен был стать Центр массовой вакцинации, который работает не до 18:00—18:30, а до 20:00. Организовать хотя бы один такой пункт, куда люди могут прийти после работы, должен был глава обладминистрации Максим Козицкий. Поручение он не выполнил, пункт не работает, нашу поездку отменили. Ляшко говорит, что поедет разбираться с Козицким, разговор будет жестким и без нас.

Прощаясь, спрашиваю Ляшко планирует ли он после министерства идти в политику. Эта карьера ему подходит: с одной стороны, он амбициозный и популярный, с другой — не критикует действующую власть и готов исполнять приказы. Ляшко отвечает уклончиво и без конкретики, как настоящий политик.

— Я на должности министра, выполняю то, что должен выполнить. Три-пять лет — срок, за который реально реализовать задуманное. Юношеский максимализм я потерял на 40-м году жизни.

Ваши донаты — наше лекарство. Подлечите «Бабель».