Ирина Венедиктова дважды за сутки сменила руководителя департамента, который занимается преступлениями России, делом MH17 и «вагнеровцами». Теперь департамент курирует она. Зрада/перемога — объясняем

Автор:
Оксана Коваленко
Редактор:
Катерина Коберник
Дата:
Ирина Венедиктова дважды за сутки сменила руководителя департамента, который занимается преступлениями России, делом MH17 и «вагнеровцами». Теперь департамент курирует она. Зрада/перемога — объясняем

Генпрокурор Украины Ирина Венедиктова.

УНИАН

В Офисе генпрокурора (ОГП) не могут решить, что делать с одним из ключевых подразделений — «департаментом войны». Он расследует преступления России в Крыму и на Донбассе, занимается сбитым малайзийским боингом МН17, расстрелом украинских военных под Иловайском в 2014 году, делом «вагнеровцев» и многими другими. Утром 30 июня генпрокурор Ирина Венедиктова забрала департамент у своего заместителя Гюндуза Мамедова. Он — один из идеологов создания департамента и занимается этим направлением с 2016 года (детально об этом — тут). Новым куратором департамента стал другой зам Венедиктовой — Максим Якубовский. Сразу после его назначения СМИ написали о возможном конфликте интересов. В 2012—2014 годах Якубовский сотрудничал с гражданской инициативой Виктора Медведчука «Украинский выбор». «Департамент войны» расследует дело против нескольких руководителей этой организации. Против назначения Якубовского выступили правозащитники. Уже на следующий день, 1 июля, на сайте Офиса генпрокурора появился новый указ: руководителем департамента вместо Якубовского стала сама Ирина Венедиктова. А вечером этого же дня стало известно, что Мамедова лишили доступа к государственной тайне. Ни Венедиктова, ни Мамедов публично ситуацию не комментируют. Корреспондент «Бабеля» Оксана Коваленко пообщалась с двумя бывшими руководителями Мамедова — экс-генпрокурорами Юрием Луценко и Русланом Рябошапкой, с несколькими источниками в прокуратуре и «департаменте войны» и рассказывает, что на самом деле происходит в Офисе генпрокурора.

«Департамент войны»

История «департамента войны» началась с прокуратуры Крыма. После российской оккупации она фиксировала преступления России на полуострове так же, как и раньше — по общему уголовному законодательству. В 2016 году крымскую прокуратуру возглавил Мамедов. Он предложил изменить подход и квалифицировать преступления оккупационных властей как военные или преступления против человечности. Плюс этого подхода — у таких преступлений нет сроков давности и их фигурантов можно судить в любой стране. Минус — до 2014 года украинские следователи и прокуроры такие дела не расследовали.

Это предложение Мамедова поддержал тогдашний генпрокурор Юрий Луценко. «Мамедов работал над крымскими производствами и понимал, что надо выходить на европейскую модель универсальной юрисдикции. С этой идеей соглашались и общественные эксперты», — вспоминает Луценко.

В прокуратуре Крыма изучали международные конвенции, устав Международного уголовного суда, Мамедов тесно общался с правозащитными организациями и готовил документы по преступлениям России в Крыму в международные суды.

В 2019 году новый генпрокурор Руслан Рябошапка предложил Мамедову создать в Генпрокуратуре департамент, который бы занимался военными преступлениями, совершенными не только в Крыму, но и на Донбассе. «Гюндуз сумел сделать из фантома, которым была крымская прокуратура, живой организм: они фиксировали самые тяжелые преступления, наладили коммуникацию с Международным уголовным судом, Европейским судом по правам человека», — объясняет «Бабелю» свое решение Рябошапка. Так появился департамент надзора за уголовными производствами в отношении преступлений, совершенных в условиях вооруженного конфликта. Коротко — «департамент войны».

В новый департамент передали много резонансных дел: обстрел российскими войсками украинских солдат под Иловайском в августе 2014 года; убийства украинских военных в плену; пытки украинцев в донецкой тюрьме «Изоляция»; расследование сбитого Россией боинга МН17; захват украинских моряков в Керченском проливе; сбитый Ираном пассажирский самолет МАУ в январе 2020-го.

Заместитель генпрокурора Гюндуз Мамедов.

Константин Стрелец / «Бабель»

Конфликт с генпрокурором

В марте 2020 года генпрокурором стала Ирина Венедиктова. По информации «Бабеля», Мамедову она предложила занять место первого зама, но он отказался из-за большой нагрузки в «департаменте войны». Также Мамедов занимался ювенальной юстицией, нарушениями прав человека в тюрьмах и СИЗО и курировал тренинговый центр для прокуроров.

По словам нескольких нынешних и бывших сотрудников ОГП, в конце весны 2020 года отношения Венедиктовой и Мамедова испортились. Генпрокурор избрала «авторитарный тон общения», Мамедов этому противостоял. В начале лета 2020 года в департаментах, которые курировал Мамедов, начались внутренние проверки, а его самого перестали приглашать на часть совещаний, на условиях анонимности рассказывает свидетель этих событий.

В августе 2020-го о давлении на «департамент войны» заявили правозащитники. Никаких конкретных имен и причин атак они не назвали, но настаивали, что главный выгодополучатель — Россия. Некоторые активисты и блогеры связывали проблемы Мамедова с тем, что именно его департамент готовил документы на экстрадицию в Украину задержанных в Беларуси «вагнеровцев». Впрочем, сам Мамедов публично по этому делу не высказывался, и в его окружении не уверены, что эти события как-то связаны.

Тринадцатого апреля 2021 года Венедиктова забрала у Мамедова департамент противодействия нарушениям прав человека в правоохранительной и пенитенциарной сферах. А около двух недель назад, рассказывает «Бабелю» хорошо информированный бывший сотрудник прокуратуры, Венедиктова попросила Мамедова написать заявление об отставке. Он отказался, и уже 30 июня генпрокурор передала «департамент войны» своему другому заму Максиму Якубовскому. Теперь из четырех направлений у Мамедова остались два — ювенальная юстиция и тренинговый центр для прокуроров.

Примерно по такой же схеме ранее свою должность потерял другой зам генпрокурора — Андрей Любович. После того как он подписал подозрения судьям Окружного административного суда Павлу Вовку, Евгению Аблову и другим, его исключили из группы прокуроров, потом забрали курирование направлениями, а вскоре его должность вообще сократили.

Неудачный кандидат

Новый глава департамента Максим Якубовский курировал департамент один день. С 2012 по 2014 год он сотрудничал с «Украинским выбором» нынешнего депутата «Оппозиционной платформы — За жизнь» Виктора Медведчука. В одном из интервью Якубовский рассказывал, что никогда не был членом этой организации и только помогал ее экспертам писать законопроект о борьбе с коррупцией. По словам Якубовского, с Медведчуком он не общался с 2014 года.

Тем не менее, многие СМИ и активисты заявили о возможном конфликте интересов: «департамент войны» расследует дело против «Украинского выбора». По мнению следствия, в 2014 году руководство этой организации помогало России организовывать незаконный референдум в Крыму.

Харьковская правозащитная группа заявила, что решение Венедиктовой разрушит департамент и что уважительных причин для отстранения Мамедова быть не может.

Чтобы погасить скандал, утром первого июля на сайте Офиса генпрокурора появился новый указ — вместо Якубовского департамент возглавила сама Ирина Венедиктова. По информации «Бабеля», любые ассоциации с Медведчуком для генпрокурора очень болезненны.

Для Мамедова история еще не окончена. Вечером первого июля Якубовский, который выполняет обязанности генпрокурора, пока Венедиктова в командировке, лишил Мамедова доступа к государственной тайне. Информированные источники в ОГП рассказывают, что Мамедов попытается вернуть себе департамент. Ради него он пришел в Офис генпрокурора, из-за него может и уйти.

Отдел политики «Бабеля» никому не подчиняется — он служит своим читателям. Поддержать нас можно тут.