Бабий Яр: 2003—2020. Бизнесмены, историки и общественные деятели не могут договориться, как увековечить память жертв. Большой эксплейнер с картами

Автор:
Глеб Гусев
Дата:

Топографическая карта Киева 1924 года

Комитет «Бабий Яр» / kby.kiev.ua

Осенью 2019 года в Мемориальном центре Холокоста «Бабий Яр» (BYHMC) появилась должность художественного руководителя, на которую назначили режиссера Илью Хржановского. После этого команда BYHMC раскололась, большая ее часть ушла из проекта. Раскол стал публичным только через пять месяцев — и тогда в конфликт по поводу BYHMC вступили люди, которые спорят о Бабьем Яре с 2003 года. Свое видение исторической памяти отстаивают две группы историков, работают два разных благотворительных фонда, написаны две концепции мемориального комплекса, а территория урочища Бабий Яр поделена на две зоны, одна из которых закреплена за частным проектом, а другая — за государственной структурой. Мы уже описывали историю конфликта внутри команды BYHMC, связанного с фигурой Ильи Хржановского. В этот раз «Бабель» описывает историю «внешнего» конфликта вокруг Бабьего Яра — который начался семнадцать лет назад.

В проектах мемориализации Бабьего Яра легко запутаться: за семнадцать лет их появилось немало, они обросли фондами, частными и государственными программами, историческими нарративами (описаниями и трактовками событий ХХ века), проектами музеев и декларациями о партнерстве. Запутаться в них тем проще, что в названии всех или почти всех присутствует топоним Бабий Яр.

1

Первым заметным проектом такого рода стал Фонд памяти «Бабий Яр» (вот страница фонда в базе данных YouControl). Основал его бизнесмен Вадим Рабинович в 2003 году, он же стал председателем его попечительского совета. В число основателей фонда, кроме Вадима Рабиновича, вошли члены созданного им Всеукраинского еврейского конгресса и одной из еврейских религиозных общин Киева, центром которой является киевская Хоральная синагога Бродского: бизнесмен Александр Лойфенфельд, заслуженный тренер Марк Тальянский, бизнесмен и глава общины Александр Левин, раввин Хоральной синагоги Асман Моше Реувен.

Фонд получил в аренду от Киевской горадминистрации два земельных участка в Бабьем Яру. Информация о проекте этого центра разнится от источника к источнику: планировалось высадить больше 30 тысячи деревьев (по числу расстрелянных в Бабьем Яру), построить музей, возвести храмы четырех конфессий. В 2011 году Фонд даже заложил первый камень — в том месте, где должен был появиться центр. Но так ничего и не построил.

Исторические границы кладбищ установили Общественный комитет «Бабий Яр» и историк Виталий Нахманович.

Комитет «Бабий Яр» / «Бабель»

2

Все эти годы право Вадима Рабиновича заниматься памятью жертв Бабьего Яра оспаривал Общественный комитет «Бабий Яр». Его в 2003 году создали историки, правозащитники, бывшие политзаключенные — всего восемнадцать человек. В общественном совете организации хватает больших имен, но двумя самыми заметными лицами комитета стали историк Виталий Нахманович и Иосиф Зисельс — диссидент, член Украинской Хельсинкской группы и председатель Ассоциации еврейских организаций и общин Украины («Ваад Украины»).

Комитет настаивал, что на участках, которые взял в аренду фонд Вадима Рабиновича, нельзя строить, потому что до 1937 года на этой территории действовало Лукьяновское еврейское кладбище. В одном из интервью Иосиф Зисельс объяснял запрет так: «Иудаизм запрещает строить что-либо на костях. Крупнейший специалист в этой сфере [...] постановил, что собственно на территории Бабьего Яра нельзя рыть котлованы или возводить крупные объекты». В 2003 году, в самом начале конфликта по поводу Бабьего Яра, еврейская община объявила Иосифа Зисельса персоной нон грата, пригрозив ему запретом посещать синагогу.

В 2006 году комитет добился того, чтобы государство создало Национальный историко-мемориальный заповедник «Бабий Яр» (НИМЗ) в составе Министерства культуры. По земельному кадастру территория Бабьего Яра нарезана больше чем на десять участков. Из них важными для любого мемориального комплекса являются четыре — те, что покрывают территорию урочища. Два из них уже находились в аренде у фонда Вадима Рабиновича. Еще два принадлежат не территориальной общине (городу), а государству. Эти два участка в 2010 году передали в управление НИМЗ.

Границы участков в аренде НИМЗ и BYHMC указаны по данным земельного кадрастра (e.land.gov.ua).

«Бабель»

3

Какое-то время связанные с Бабьим Яром проекты стояли на паузе — до сентября 2016 года, когда в Украине отмечали 75-ю годовщину трагедии. В тот день президент Петр Порошенко провел большую церемонию, во время которой и стало известно, что память жертв увековечит Мемориальный центр Холокоста «Бабий Яр» (BYHMC).

Мемориальный центр BYHMC получил два участка, которые были закреплены за фондом Рабиновича, — для этого фонд Рабиновича «влили» в новый фонд, с новыми учредителями. Попечителями BYHMC стали российские бизнесмены украинского происхождения Михаил Фридман, Герман Хан и Павел Фукс, а в его наблюдательный совет вошли председатель Всемирного еврейского конгресса Рональд Лаудер и главный раввин Украины Яков Дов Блайх.

Исполнительным директором BYHMC стала Яна Баринова — выпускница Сорбонны со степенью МВА по культурному менеджменту. Ее команда разработала бизнес-план и концепцию мемориального центра, выбрала место для его строительства. Фонд провел архитектурный конкурс, который выиграло австрийское бюро Querkraft Architekten. С самого начала команда предполагала, что будет строить не традиционную экспозицию, а мультимедийное пространство. «Конгломерат импульсов, исходящих от экспозиции, должен дать человеку возможность пропустить через себя знание о происходившем во время Холокоста, — писала Яна Баринова. — Реакции и мысли посетителей могут стать частью нашего проекта».

Границы участков в аренде НИМЗ и BYHMC указаны по данным земельного кадрастра (e.land.gov.ua). Исторические границы кладбищ установили Общественный комитет «Бабий Яр» и историк Виталий Нахманович.

Комитет «Бабий Яр» / «Бабель»

Команда фонда создала два самостоятельных научно-исследовательских института — их возглавили украинские историки Андрей Руккас и Владислав Гриневич. Кроме того, при BYHMC работал научный совет. Его возглавил голландец Карел Беркхоф — один из немногих западноевропейских историков, написавший монографию о судьбе жителей Украины во время оккупации.

Научный совет BYHMC написал Базовый исторический нарратив. В нем описана хронология и причины Холокоста, а в фокусе внимания находятся события 29—30 сентября 1941 года в Киеве — когда впервые в истории в одном из крупнейших европейских городов эсэсовцы и немецкие полицейские убили почти все еврейское население. Нарратив не обходит вниманием роль украинской вспомогательной полиции, которая частично состояла из «мельниковцев» (членов ОУН, оставшихся верными полковнику Андрею Мельнику после раскола организации).

Нарратив стал причиной идейного конфликта BYHMC с теми украинскими историками, которые оспаривали проект Вадима Рабиновича еще с 2003 года.

4

Поскольку BYHMC унаследовал земельные участки фонда Вадима Рабиновича, он унаследовал и все претензии, которые к этому проекту предъявлял комитет, представленный историком Виталием Нахмановичем и главой «Ваад Украины» Иосифом Зисельсом. В 2016 году Зисельс основал альтернативную организацию — Международный мемориальный благотворительный фонд «Бабий Яр» (IMCF BY). Фонд начал собирать пожертвования на проекты, которые создавались в противовес BYHMC. Одним из них стал музей памяти жертв Бабьего Яра: его хотят обустроить в здании конторы Еврейского кладбища — единственном здании на территории, которое сохранилось с начала ХХ века.

Собралась еще одна группа историков — это были сотрудники Института истории Украины. В 2017 году они написали свою концепцию исторической памяти Бабьего Яра. Заместителем главы авторского коллектива стал Виталий Нахманович — автор самого полного сборника документов и материалов по истории Бабьего Яра. По этой концепции саму территорию Бабьего Яра нужно рассматривать «в широком смысле», включив в нее территории семи прилегающих кладбищ (сохранившихся и не сохранившихся), зону Куреневской трагедии и бывшую территорию Сырецкого концлагеря.

«Бабель»

В этом случае история Бабьего Яра становится не только и столько историей Холокоста, сколько украинской историей ХХ века: от «дела Бейлиса» и Первой мировой войны — через революцию, Голодомор и Вторую мировую войну — до советской техногенной катастрофы на Куреневке. Массовый расстрел евреев 29 сентября 1941 в такой трактовке становится только одной страницей в этой истории, пускай и важной.

В 2017 году года все стороны идейного конфликта по поводу Бабьего Яра несколько раз собирались, чтобы обсудить Базовый нарратив BYHMC, но разрешить конфликт у них не получилось. По итогам одной из этих встреч Виталий Нахманович опубликовал колонку под заголовком «Концепция Мемориального центра: невежество или научное мошенничество?». Яна Баринова ответила колонкой, где намекнула на то, что противники BYHMC завидуют чужому проекту с большими деньгами, куда их не пригласили.

До появления Ильи Хржановского в проекте Мемориального центра оставалось два года.