Все ссорятся из-за проекта мемориала «Бабий Яр». Что там планируют построить и почему ушла предыдущая команда? «Бабель» поговорил со всеми сторонами конфликта

Автор:
Катерина Коваленко
Дата:
Все ссорятся из-за проекта мемориала «Бабий Яр». Что там планируют построить и почему ушла предыдущая команда? «Бабель» поговорил со всеми сторонами конфликта

Каролина Ускакович / Артем Марков / «Бабель»

Осенью 2019 года в Мемориальном центре Холокоста «Бабий Яр» появилась должность художественного руководителя, на которую назначили российского режиссера Илью Хржановского. Из-за несогласия с его идеями из проекта ушла почти вся команда, включая исполнительного директора Яну Баринову. Скандал вокруг будущего мемориала разгорелся в Украине только через пять месяцев, когда в открытом доступе начали появляться фильмы Хржановского из цикла «Дау». Руководитель Национального центра Александра Довженко Иван Козленко раскритиковал режиссера за неэтичные и негуманные методы в творчестве и российский след в проекте (а харьковская прокуратура открыла против него два уголовных производства). Журналисты «Исторической правды» опубликовали черновик концепции Хржановского. Согласно ему, посетители будут ходить по лабиринтам и переживать «шокирующие эмоциональные опыты», постоянно делая этический выбор. В Мемориальном центре утверждают, что режиссер еще работает над концепцией, ее планируют обнародовать до конца 2020 года. Генеральный директор Макс Яковер обещает, что ее вынесут на общественное обсуждение. Корреспондентка «Бабеля» поговорила с представителями бывшей и нынешней команд и рассказывает, что планируют построить в Бабьем Яру.

Мемориальный центр Холокоста «Бабий Яр» строят на частные пожертвования. Он существует с 2016 года, когда право на аренду земли в урочище получил благотворительный фонд, который финансируют российские олигархи украинского происхождения Михаил Фридман и Герман Хан. Права на участок за 2,7 миллиона долларов продал нынешний депутат от «Оппозиционной платформы — За життя» Вадим Рабинович через бизнесмена Павла Фукса. Ранее Рабинович получил землю в Бабьем Яру в аренду от Киевсовета для строительства мемориала, но так этого и не сделал.

Кроме Фридмана и Хана, к проекту присоединился и Павел Фукс, а также диссидент и бывший политик Натан Щаранский, председатель Всемирного еврейского конгресса Рональд Лаудер, главный раввин Украины Яков Дов Блайх, боксер и брат мэра Киева Владимир Кличко, певец и политик Святослав Вакарчук и украинский бизнесмен Виктор Пинчук. Все они входят в Наблюдательный совет и контролируют работу команды. Недавно к ним присоединилась Нобелевский лауреат, писательница Светлана Алексиевич.

До ноября 2019 года исполнительным директором «Бабьего Яра» была Яна Баринова. Ее команда разработала бизнес-план и концепцию мемориального центра, собрала все факты о Холокосте в Украине в Базовый исторический нарратив и подписала меморандум о сотрудничестве с Минобразования, Минкультом и Киевской городской госадминистрацией. В сентябре прошлого года команда провела архитектурный конкурс под эгидой ЮНЕСКО, где победило австрийское бюро Querkraft Architekten — именно по их проекту в Киеве должны были построить мемориальный комплекс. Строительство собирались начать уже в этом году, обещал президент Зеленский.

Как в проекте появился Хржановский?

Осенью прошлого года Наблюдательный совет центра решил, что проекту «пора переходить на новый этап», рассказывал Михаил Фридман. Так появилась должность художественного руководителя, которую занял Илья Хржановский — российский режиссер и автор «Дау». Именно Фридман и попросил его «сделать проект интереснее и эмоциональнее», рассказывал Хржановский. По словам режиссера, он общался и с другими членами Наблюдательного совета: Виктором Пинчуком, Натаном Щаранским, Рональдом Лаудером, Германом Ханом и Светланой Алексиевич. Все они якобы поддерживали его кандидатуру.

Хржановский работал над проектом задолго до официального назначения. Еще в марте 2019 года он впервые пришел в киевский офис «Бабьего Яра» и познакомился с его руководительницей Яной Бариновой. На протяжении весны и лета Хржановский изучал проект и консультировал команду. Сотрудники воспринимали его идеи «сдержанно или негативно», рассказал «Бабелю» глава Украинского института национальной памяти Антон Дробович, который тогда работал с Бариновой. По его словам, Хржановский регулярно проводил интервью с членами команды и расспрашивал, как они видят будущее проекта. «Кто-то жаловался, что вопросы [Хржановского] выходили за рамки рабочих, касались личных взглядов. Кто-то вообще отмечал необычную манеру общения», — вспоминает Дробович.

Илья Хржановский

«Бабель»

В ноябре Хржановского официально представили в качестве руководителя творческого направления. Наблюдательный совет перераспределил обязанности так, что он фактически стал главным на проекте, говорит Яна Баринова. Ей не нравились идеи режиссера относительно мемориала, поэтому она решила уволиться. «Высшее руководство не хотело, чтобы я уходила. Но учитывая объем полномочий, я не могла гарантировать, что проект будет реализовываться в ранее заявленном формате», — рассказала она «Бабелю». Постепенно за ней ушла большая часть команды — около 30 человек. «У всех эта тема откликается, у меня 14 родственников расстреляли во время Холокоста под Таганрогом. Поэтому мне и другим коллегам новые идеи показались недопустимыми», — говорит она. Главный историк проекта, нидерландец Карел Бергхоф заявил, что уволился по этическим соображениям из-за того, что проект возглавил Хржановский. Он раскритиковал его за «Дау» и сказал, что должен позаботиться о своей репутации.

После увольнения Бариновой на ее место пригласили Макса Яковера — бывшего руководителя инновационного парка Unit City и выставочного центра «ВДНХ». В «Бабьем Яру» он занимается в основном административными вопросами. Он не хочет критиковать старую команду и говорит, что она «просто выполнила свои функции». Задача Хржановского — превратить их наработки в интересный контент, рассказал он «Бабелю». «Бабий Яр», как и задумывалось, будет комплексом для увековечения памяти жертв Холокоста, но должен быть современным и не похожим на мемориалы, уже построенные в других странах. «Музеи в Вашингтоне, Берлине, Варшаве — отличные, но они уже были. Через 20—30 лет в наш музей будут ходить наши внуки, поэтому мы должны подумать, как рассказать эту историю им», — говорит Яковер.

Мемориал жертвам холокоста, Берлин

Мемориал жертвам холокоста, Берлин

Norma Miramontes / Pixabay; Horst Baltzer / Pixabay

Мемориальный музей Холокоста, Вашингтон

Raul654 / Wikipedia

Почему мемориал «Бабий Яр» строят россияне?

«Бабий Яр» неоднократно критиковали за то, что его будут строить на российские деньги — об этом говорили, например, бывший руководитель Украинского института нацпамяти Владимир Вятрович или сопрезидент Ассоциации еврейских организаций и общин Украины Иосиф Зисельс. Среди основных спонсоров — бизнесмены Михаил Фридман, Герман Хан и Павел Фукс, которые заработали свои капиталы в России. Все они родом из Украины: Фридман родился во Львове, Герман Хан — в Киеве, а Фукс — в Харькове. Михаил Фридман — основатель финансово-промышленной группы «Альфа-Групп» Герман Хан — его бизнес-партнер. Фридман общается с мэром Львова Андреем Садовым и с 2011 года проводит в городе фестиваль Leopolis Jazz Fest (ранее Alfa Jazz Fest).

Хржановский говорит, что называть Фридмана и Хана «российскими олигархами» — это манипуляция. «Они еврейские олигархи украинского происхождения, которые сделали бизнес в России», — считает он. У обоих бизнесменов в Бабьем Яру погибли родственники, рассказывал Яковер. Павел Фукс вел успешный девелоперский бизнес в России до 2014 года, но затем уехал оттуда якобы из-за преследования кредиторов. С того времени он работает в Украине и даже отказался от российского паспорта, сообщало «Радио Свобода». В 2019 году российские власти объявили Фукса в розыск.

Илья Хржановский рассказывает, что тоже имеет украинские корни — его мать родилась в Виннице в 1940 году и вместе с семьей бежала оттуда в Ташкент. «А мои бабушки и дедушки, прабабушки и прадедушки остались в Шаргородском гетто», — рассказывал он. По мнению главы Украинского института нацпамяти Антона Дробовича, национальность Хржановского не имеет никакого значения, пока он не нарушает украинские законы и уважает историю. Скандал вокруг «Дау» и уголовные дела против Хржановского, открытые в Харькове, подрывают доверие к проекту. Сам Хржановский считает, что скандал раздули ради того, чтобы убрать его из «Бабьего Яра», и утверждает, что никуда не уйдет.

Виталий Кличко, Виктор Пинчук, Святослав Вакарчук, Натан Щаранский, Герман Хан, Владимир Гройсман, Владимир Кличко, Павел Фукс, Михаил Фридман, Яков Дойх Блайх

TheLetterOneGroup / Wikipedia

Что изменит новая команда?

В феврале новые руководители заявили, что хотят переименовать станцию метро «Дорогожичи» в «Бабий Яр». Они обратились в КГГА и пообещали взять на себя все расходы. Хржановский объяснял, что путь человека к мемориалу должен начинаться еще на выходе из метро. Критики возражали, что это обесценит память о трагедии. В итоге решение так и не приняли.

Новые руководители «Бабьего Яра» хотят видоизменить утвержденный архитектурный проект. По словам Макса Яковера, его хотят расширить на всю территорию Бабьего Яра, не ограничиваясь одним зданием. В ближайшее время они проведут переговоры с авторами проекта-победителя и решат, как его можно доработать. Обсуждение состоится в мае. «После этого станет понятно, нужно ли проводить новый конкурс», — говорит Яковер. По словам бывшего директора по коммуникациям проекта Мирона Василика, который несколько месяцев работал с новой командой, Хржановский уже давно отказался от утвержденного архитектурного проекта. Он якобы говорил об этом внутри команды. «Они об этом должны публично заявить и объяснить, почему этот проект плохой», — говорит Василик.

По мнению Яны Бариновой, Хржановский разрабатывает совершенно новый проект, а не совершенствует прежний. Предыдущая команда хотела создать сдержанный мемориал, в то время как новый руководитель хочет эмоций. Баринова волнуется, что подходы Хржановского опасны для работы с темой Холокоста. «Основатели проекта хотят осуществить творческий прорыв, подарить миру что-то выдающееся. Но это очень чувствительная тема», — говорит бывший директор.

Что хочет делать Хржановский?

Будущий мемориал должен вызывать у людей чувство сострадания и ответственности, объяснял свое видение Хржановский. В основе «путешествия» будет лежать этический выбор человека. Согласно черновику концепции, который опубликовала «Историческая правда», Хржановский хочет совместить «художественные, перформативные, духовные, социальные, образовательные и исследовательские практики». В документе немного конкретики, но описана общая идея будущего мемориала. Его хотят построить в виде лабиринта со многими залами и коридорами. Каждый посетитель пройдет разный путь в зависимости от того, какой выбор будет делать. Как пример приводят так называемые «Игровые книги» и квест-игры, где можно влиять на сюжет. Так каждый человек будет проживать разный опыт и сможет каждый раз проходить внутри мемориала разные маршруты, выбирая другие варианты развития событий. Время от времени люди будут попадать в темные коридоры или в помещения с высокой влажностью, низкими температурами или сильными запахами. В некоторых залах людей будут переодевать или кормить едой довоенных времен. Согласно задумке, взрослые «пройдут по сложному и порой шокирующему эмоциональному пути», для детей разработают другие маршруты в зависимости от возраста. Для усиления эффекта используют технологии распознавания лица, VR, голограммы и Deep Fake. «Мы предложим ролевые маршруты в виртуальной реальности, которые будут ставить посетителей в роль жертв, коллаборационистов, нацистов и узников войны, которые должны были, среди прочего, сжигать трупы», — говорится в документе. Посетитель сможет узнать себя в том, что будет переживать в виртуальной реальности.

В черновике концепции также описаны семь известных психологических экспериментов, которые могут применить при разработке проекта мемориала. Это Стэнфордский эксперимент, эксперимент Милгрема, Апатичного наблюдателя, Доброго самаритянина, Роберта Кейва, эффект Пигмалиона и Социальное движение «Третья волна».

Бабий Яр, 29 или 30 сентября 1941 года, когда происходили расстрелы.

Официально концепцию еще не презентовали. Яковер отмечает, что работа над ней продолжается, поэтому публично обсуждать еще нечего. В июне наработки покажут членам Наблюдательного совета — если им понравится, описания всех будущих проектов опубликуют на сайте «Бабьего Яра». По словам одного из членов Наблюдательного совета Святослава Вакарчука, с момента назначения нового руководства заседаний еще не было, поэтому оценить работу он пока не может. Новую концепцию будущего мемориала в Бабьем Яру планируют обнародовать до конца 2020 года. Яковер обещает, что ее вынесут на общественное обсуждение.

Бывший директор по коммуникациям «Бабьего Яра» Мирон Василик говорит, что новая команда более закрытая по сравнению с предыдущей. «Решения спускались сверху вниз. Они что-то обсуждают у себя в кабинетах, а остальные члены команды даже не в курсе», — говорит он. Василик критикует Хржановского за то, что тот редко бывает в офисе и не понимает «тонкостей украинского общества». «Художника надо держать в рамках, для этого нужен сильный руководитель», — считает Василик. Яковер, по его мнению, с этой задачей не справляется.

Яковер утверждает, что Хржановский не будет переписывать историю и использует все наработки старой команды. Они продолжают почти все проекты, запущенные раньше: оцифровывают архивы, устанавливают места массовых расстрелов и имена жертв. Новая команда также начала записывать разговоры с праведниками — людьми, которые спасали евреев во время войны. В планах — 50 тысяч интервью, которые потом будут показывать в мемориале. К 80-й годовщине расстрелов в следующем году хотят привести в порядок территорию — убрать, поставить информационные стенды и освещение.