Бывший милиционер и агент СБУ обвиняют главу Офиса президента Андрея Ермака в коррупции. Продолжение истории — во второй части их большого интервью «Бабелю»

Автор:
Оксана Коваленко
Редактор:
Глеб Гусев
Дата:
Бывший милиционер и агент СБУ обвиняют главу Офиса президента Андрея Ермака в коррупции. Продолжение истории — во второй части их большого интервью «Бабелю»

Юлия Вебер / «Бабель»

Двадцать девятого марта народный депутат Гео Лерос заявил, что Денис Ермак (брат главы Офиса президента Андрея Ермака) «барыжит государственными должностями», и в подтверждение своих слов опубликовал видеозаписи, снятые скрытой камерой. На записях Денис Ермак ведет переговоры о назначениях на государственные посты. Вместе с ним в кадре появляется его помощник Сергей Шумский и знакомый — Дмитрий Штанько. Оба они связаны с правоохранительными органами: Шумский был внештатным сотрудником СБУ, а Штанько служил в структурах МВД. Из записей Лероса следует, что Дмитрий Штанько предлагал кандидатов на должности и брал у них деньги. Сергей Шумский составлял график встреч кандидатов с Денисом Ермаком. «Бабель» уже публиковал большие профайлы Гео Лероса и Дениса Ермака. Теперь корреспондентка Оксана Коваленко поговорила с Сергеем Шумским и Дмитрием Штанько — их разговор мы публикуем в двух частях. В первой части Шумский и Штанько рассказывают, как познакомились с братьями Ермаками, и озвучивают свою версию того, как работала схема «собеседований» на госдолжности. Во второй — рассказывают, как они поссорились с Денисом Ермаком, и утверждают, что он решил их «кинуть».

Вернемся к заявлению в правоохранительные органы.

Дмитрий: Если бы [главой Госгеокадастра] назначили того же [Александра] Луцкого и [братья Ермаки] начали требовать 100 тысяч долларов, которые якобы находились у меня, мы бы поступили согласно действующему законодательству [вероятно, написали заявление в ГБР].

Кстати, «Энергоатом». Там тоже конкурс [на пост главы] должен быть, а его до сих пор нет. Должны были убрать [тогдашнего главу предприятия Юрия] Недашковского и поставить [бывшего депутата БЮТ, гендиректора «Волыньоблэнерго» Владимира] Купчака. Недашковского вдруг убрали — это уже коррупция.

Сергей: Даже статьи были: новый глава «Энергоатома» Купчак.

Дмитрий: Нужно разобраться, было ли влияние Андрея Ермака, когда снимали [Юрия] Недашковского. Это вопрос к правоохранительным органам, которые не хотят вопросом этим заниматься.

Сергей: Правоохранительные органы интересует не коррупция, а кто снимал [на видео разговоры Дениса Ермака].

Дмитрий: За этим [съемкой и ее появлением в медиа] стоят патриоты Украины. Это важно.

На всех фото Дмитрий Штанько. Сергей Шумский отказался фотографироваться.

Юлия Вебер / «Бабель»

К вопросу о том, кто писал разговоры, мы еще вернемся. Пока давайте поговорим об истории с компанией «ТИС». Зачем Денис Ермак за нее взялся? И почему вы тоже этим занимались?

Сергей: Это сугубо проект Дениса [Ермака]. И подавалось [нам] под таким соусом, что есть компания [«ТИС»], которая хочет стать монополистом, подгрести весь рынок [контейнерных перевозок] под себя и взвинтить цены на рынке. Ни я, ни Дима [Штанько] этим не занимались.

Дмитрий, вы утверждаете, что разговоры на видео писали не вы. При этом видно, что камера всегда рядом с вами, в вашей машине. Вас лучше всех слышно.

Дмитрий: Я его не писал. И раз есть видео, которое все видели, значит его кто-то писал. Как? Я не специалист.

Сергей: Значит, кто-то провел спецоперацию по навешиванию на Диму спецаппаратуры.

Кто?

Сергей: Это устанавливает следствие.

Как можно не заметить, что на вас вешают аппаратуру?

Дмитрий: Конечно, можно не заметить.

Допустим, писали не вы, а другой человек. Он знал, что Денис Ермак проводит такие встречи, и был заинтересован в том, чтобы обнародовать записи. Чуть раньше вы сказали, что действовали, как патриоты Украины.

Дмитрий: Да.

Если рассуждать логически, то получается, что вы разговоры и писали.

Сергей: Ответ неверный. Мы не действуем, как патриоты Украины, мы и есть патриоты Украины в любой ситуации. То, что на благо государства — это на благо государства.

Дмитрий, вы сказали, что вы собирались писать заявление в правоохранительные органы на Дениса Ермака. Почему вы его не написали?

Дмитрий: Так нечего было писать.

Но ведь деньги за назначение Александра Луцкого главой Госгеокадастра уже передали Денису Ермаку.

Дмитрий: Я говорю про 100 тысяч [долларов], а не про 10 тысяч [долларов аванса]. Я выжидал, чтобы дошло уже до совершения преступления [и Александра Луцкого назначили на должность]. Процесс затягивался, я, естественно, ничего не писал.

Вы обсуждали это со своими знакомыми из МВД или с кем-то еще из правоохранительных органов?

Дмитрий: Упреждаю вопрос. Это не была спецоперация НАБУ, как об этом писали в прессе.

Предположим, камеру прицепили на вашу сумку. Как ее сняли?

Дмитрий: Так же, как и прицепили.

Запись вели месяцами, аппаратуру надо было как-то заряжать.

Дмитрий: Не знаю, я же не специалист.

Сергей: Не обязательно подзаряжаться. Мы же не знаем, что ему «втулили». Качество посредственное, звук посредственный.

Юлия Вебер / «Бабель»

Почему пленки оказались у Лероса?

Дмитрий: Я не знаю.

Когда ваша активность прекратилась?

Дмитрий: Мы закончили на [Ильичевском] порте. Октябрь-ноябрь [2019 года] может быть.

Сергей: Денис [Ермак] на [Павла] Тимченко тоже писал представление.

Дмитрий: Он на каждого, с кого он взял денег, написал «подання» в Кабинет министров. Это шесть человек. Брали от пяти до двадцати тысяч [долларов]. И эти деньги получал Денис. В общей сложности — 70-80 тысяч [долларов]. Точно не помню.

А кто их брал?

Дмитрий: Я брал.

Сергей: А потом он приносил их мне. Денис [Ермак] говорил [мне] так: «Мы же с тобой друзья, а не с Димой».

А почему отличались суммы?

Сергей: Зависело от проекта. Решение принимал Денис Ермак. Все.

И у вас эта схема никогда не вызывала вопросов и подозрений? НИСИ же не проводил никаких экспертиз, не было никаких договоров.

Сергей: Решение принимал Денис [Ермак] — будет он этим заниматься или не будет. Интересно ему или не интересно. Если ему интересно — он встречается с человеком, проводит собеседование при нас, а потом работает с ним без нас.

Вы спрашивали Дениса Ермака, была ли хоть одна экспертиза?

Сергей: Это его ответственность. Эту схему разработал сам Денис Ермак: клиенты, первая встреча, резюме, приводите ко мне, я с ним разговариваю и говорю «да» или «нет». Если «да, работаем», значит, Дима [Штанько] «клиенту» рассказывал об экспертизе, называл сумму, которую ему озвучивал Денис Ермак, брал деньги, передавал их мне, я передавал Денису. Я в это не лез. Это было уже не наше дело.

Хорошо, а зачем вам понадобилась общественная организация?

Дмитрий: В сентябре [2019 года] ко мне начали обращаться люди, мол, деньги заплатили, а ничего не движется. Я Сергею [Шумскому] об этом сказал. Я-то деньги в руки беру. Но зачем мне это надо?

Сергей: Поэтому я предложил Денису [Ермаку] открыть ОО «Украинское бюро национального развития». Встречайся с людьми, договаривайся официально. Если нужны деньги, проводи через организацию. Он соглашается. Я беру [Владимира] Шилова, оформляемся.

А почему Владимира Шилова, а не Дмитрия Штанько, например?

Дмитрий: Потому что он меня уже избегал — я уже тогда говорил ему: или делай [что пообещал «кандидатам»], или надо деньги возвращать.

Сергей: Они [Денис Ермак и Дмитрий Штанько] начали ссориться. А Шилов — АТОшник, его все знают, для имиджа хорошо. Открываем [общественную организацию] в первых числах октября. Проводим учредительное собрание. Глава — Денис Ермак. Избрали. И тут он начинает исчезать с радаров, игнорирует звонки. Встречи раз в неделю, в лучшем случае. Говорю: «Денис, что происходит?» Поясняет, что очень занят. Говорит: «Надо подождать до февраля 2020 года. Вот Андрей [Ермак] займет топ-должность». [Был] еще октябрь-ноябрь [2019 года]. Пусть люди ждут. Но кто-то не захотел ждать. Начали возмущаться. Просили вернуть деньги. И тогда он нам заявил: «Какие деньги? Я у вас ничего не брал».

Дмитрий: А в этот период отношения с людьми, которые давали деньги, начали накаляться до предела.

Сергей: И тогда Денис [Ермак] мне говорит: отойди от Димы [Штанько]. Мол, мы ничего не брали, пусть Дима сам разбирается, пусть его порвут.

Дмитрий: То есть он [«кандидату» на Госгеокадастр Александру] Луцкому, [«кандидату» на «Энергоатом» Владимиру] Купчаку, [Владимиру] Лебедеву закидывает одно и то же — он денег не брал и ничего никому не обещал. А мне перечисляет людей, у которых взяли деньги. Еще говорил: «Я взял 15 верительных грамот». Это тоже должно быть на записи.

Юлия Вебер / «Бабель»

Что такое «верительные грамоты»?

Дмитрий: Пятнадцать тысяч долларов. Денис решил, что будем брать такую сумму — с ней человеку несложно расстаться, если у нас что-то не получится. Когда ничего не вышло [назначения не состоялись], ко мне стали приезжать мои товарищи и говорить, что надо деньги вернуть.

Сергей: Я Диме [Штанько] устроил на следующий день встречу с Денисом [Ермаком]. Он [Денис] очень не хотел. А на встрече заявил: «Кто вы такие и почему вы на меня наехали?» Говорю: «Денис, деньги брались?» Отвечает: «Я вообще ничего не знаю. Разбирайтесь сами. У меня брат около президента, вам всем жопа». То ли ему страшно. То ли он уверовал в свою безнаказанность.

Допустим, это правда. Вы оба работали в правоохранительных органах. Как можно было просто брать и передавать деньги без подтверждающих документов?

Дмитрий: Я [Александру] Луцкому написал расписку.

А дальше? Вы перед Луцким несете ответственность, что взяли деньги, а дальше никаких расписок нет. Почему?

Сергей: У меня не было причины не доверять Денису [Ермаку]. Он собирался крестить мою дочку. Я о его семье знал все. Он о моей семье знал все. У нас отношения были ближе, чем у него с его братом. Когда наступали какие-то кризисные ситуации, он обращался ко мне. Мы помогали друг другу деньгами.

Дмитрий: У нас были доверительные отношения [с Сергеем Шумским]. А у Сергея были доверительные отношения с Денисом [Ермаком]. Денис бы не написал эту расписку. Все было тайно. Мы все скрывали отношения Дениса с братом. Если бы я начал морочить всем голову расписками, я бы не завел ни одного кандидата.

А [потом] за мной [образовалась] куча обязательств. Я же не мог выйти! Как мне себя вести? Послать всех [Сергея Шумского и Дениса Ермака] и повесить на себя кучу денег? Довести людей [«кандидатов»] до конца [до утверждения на должности]? Пойти писать заявление о преступлении? Но преступления же еще нет. Ни коррупции, ни мошенничества.

Юлия Вебер / «Бабель»

По статье о взятке или злоупотреблении влиянием достаточно того, что человек согласился принять взятку или вымогал ее. Там не надо ловить на передаче денег.

Сергей: А доказательная база? Если убрать видеозапись, то будут только слова, которые ничего не стоят. Так что писать заявление было бесперспективно. У нас есть расписка Дмитрия, что он взял деньги у Луцкого. И Дима очевидец, как я передал деньги Денису.

Что сейчас происходит? Как продвигаются расследования?

Дмитрий: Я хожу на допросы. Мы написали заявления в НАБУ, поскольку это единственный не подконтрольный Андрею Ермаку орган. Там изучают плёнки по сути. С производством по заявлению Гео Лероса не объединили. У нас есть еще производства в ГБР и СБУ, «фактовые». Похоже что, ГБР возбудило против меня дело за незаконную запись [разговоров], но это я из новостей узнал.

После того, как пленки попали в медиа, Денис Ермак пытался с вами связаться?

Сергей: Мы списывались. Он пытался меня завербовать. [Зачитывает сообщение от Дениса Ермака в их переписке:] «Насколько я знаю, ты ни копейки не брал, а тебя провоцировали на преступление, обсуждая какие-то деньги». Я ему ответил, что надо отдать деньги. В ответ получил сообщение: «То есть ты не за меня». И дописал, что «жулик всех кинул». Жуликом он назвал Диму [Штанько]. Но я же знаю, что это не так. Потому, либо правда победит, либо нас «завалят».

Юлия Вебер / «Бабель»