Американский журналист и писатель Кевин Келли 40 лет ездил по удаленным уголкам Азии, фотографируя местную жизнь. «Бабель» отобрал 25 экзотических фото

Автор:
Антон Семиженко
Редактор:
Дмитрий Раевский
Дата:

Антон Пчолкін / «Бабель»

Американец Кевин Келли — соучредитель и первый редактор журнала Wired, одного из самых популярных в мире изданий о современных технологиях. Он написал пять научно-популярных книг и прочитал многочисленные публичные лекции. В промежутках Келли путешествовал по удаленным уголкам Азии. За более чем 40 лет это были сотни путешествий, 35 стран и тысячи фотопленок. Теперь он издает на основе этих путешествий фотокнигу «Исчезающая Азия», состоящую из трех томов, более тысячи страниц и девяти тысяч снимков. Денег на издание книги собрано уже пять раз больше, чем необходимо. «Бабель» публикует 25 избранных фото Кевина Келли.

Маршруты путешественника в Азии, опубликованные им на Kickstarter. Келли утверждает, что сначала спал, где получится, ел, что дают, и пил воду там же, где и местные. Заболел за все время лишь раз — гепатитом А в непальской столице Катманду.

Kickstarter

Девушка в маленькой лаосской деревне перебивает рис в муку.

Велорикша везет туристов по ночным улицам города Малакка в Малайзии. Декор каждой из таких колясок уникален.

Четыре паломницы посещают храм Менакши в индийском городе Мадурай.

Кашмирский мальчик показывает свою корзинку с тлеющими углями. Затем он вновь засунет ее под накидку. В северных горных районах Индии, где не слышали о централизованном отоплении, это один из самых удобных способов согреться.

Мужчина несет на рынок афганского города Балх ковер, который соткали его жена с детьми. Работа над одним таким ковром может длиться много месяцев.

Взвешивание кусков коры коричного дерева на Шри-Ланке. Позже их смелют в порошок корицы.

Пастух проходит мимо буддистского монастыря Тикси в индийской части Тибета.

Магаут чешет язык своего слона половинкой кокосовой скорлупы. Магаутами называют владельцев слонов на Шри-Ланке. Обычно еще в детстве магаут получает своего слона, за которым ухаживает до его смерти. Между ними обычно завязываются дружеские отношения. Каждый раз после работы магаут купает и чешет слона. Этот слон все утро носил деревянные бревна.

Танцовщик катгакали во время выступления. Катгакали — жанр, в котором мужчины посредством пения, танца, акробатических приемов, различных сложных масок и костюмов рассказывают истории. На зафиксированном моменте — с помощью мимики, которую также называют «танцем глаз». Жанр особенно популярен в индийском штате Керала, где и было сделано это фото.

Рыбак готовится забросить свой сачок в озеро Инле в Мьянме. Увидев в воде рыбу, он бросит его широким краем вниз, надеясь, что добыча попадет в конус и не найдет выход из него, пока корзину не перевернут и не вытянут из воды.

На ежегодном фестивале китайского племени донгов женщины надевают полученные в наследство серебряные цепи и вышитую вручную одежду — и собираются вокруг общественного барабана.

Традиционная игра в монгольском поселении Ульги. Цель игры — забрать у конкурентов тяжелую тушу барана. Так всадники демонстрируют свое мастерство.

Живой баран. Его оценивают перед продажей на рынке в северном Афганистане. Цена будет зависеть от того, как много жира в его хвосте.

Погребальная церемония на острове Бали в Индонезии. На обильно украшенном гробу сидит мальчик из той же семьи — как символ новой жизни.

Сушка рыбы на восточном побережье Кореи. До появления дешевых холодильников это было лучшим способом подольше сохранить рыбу съедобной. Сейчас ее сушат скорее ради вкуса.

Женщины высаживают рис на острове Ява, Индонезия.

Полировщик обуви на своем рабочем месте в турецком городе Бурса. В бутылочках сверху — кремы для обуви разных цветов.

Мужчины отжимаются от пола в ходе традиционной персидской тренировки пахлевани. Она происходит в круглом помещении под названием зуркане. Это целый ритуал с элементами спектакля, силовых упражнений и борьбы. Обычно пахлевани проходит под живую музыку: человек в отдельной кабинке бьет в барабаны и в колокола. Ритуалы пахлевани практически не изменились с I века до нашей эры, поэтому они включены в Список всемирного нематериального наследия ЮНЕСКО как самая давняя система боевой тренировки, сохранившаяся до наших дней.

Фото сделано в Тегеране в 1979 году.

Мьянма, церемония посвящения мальчиков в монахи. После роскошной процессии на лошадях ребят ждет крайне скромная жизнь в монастырской школе. Церемония должна засвидетельствовать, что дальнейшая бедная жизнь парней — их выбор.

Рассказчик. Путешествуя по городам Индии, он всюду собирает толпы, которые сходятся послушать его шутки и истории. И, возможно, купить у него лечебные травы или мази.

Дорога с 7 200 ступеньками к воротам храма на горе Тай в китайской провинции Шаньдун. Путь наверх занимает около четырех часов.

В Индонезии певчие птицы — более популярные домашние животные, чем собаки или кошки. Поэтому для птичьих клеток есть отдельные рынки. На этом фото — относительно простые модели, сделанные из бамбука.

Ранним утром молочник проходит по торговой улице в китайском городе Лицзян.

Китайская Чайная конная дорога менее известна, чем Шелковый путь, но тоже масштабна. Она простирается на сотни километров. Этот мост на западе провинции Юннань — один из элементов пути.

Среди покрытых мхом барельефов Будды ярко выделяется статуя Джизо — в детской шапочке и накидке. В Японии, где Келли сделал это фото, верят, что это божество защищает детей.

«Попав в Азию, я отправился назад во времена, когда еще мало что покупали, делая все с помощью мышц, — рассуждает Келли о своем опыте. — На улицах хватало пешеходов, но не было автомобилей — как и вообще колес. Этому миру были присущи необычайная красота и целостность, сейчас же он почти полностью исчез. Его заменило будущее.

Мне не грустно от того, что этот старый мир растворился. Прекрасные деревянные дома, построенные без единого гвоздя, на деле могут быть корявыми и прохладными. Богато украшенная одежда — непрактичной. Яркие церемонии могут обанкротить семью, которая их устраивает. Родись я там в то время, я бы выбрал переезд в город и жизнь в бетонной коробке с вайфаем.

Впрочем, в этом старом образе жизни есть столько всего, чему мы можем научиться. Не только потому что они чарующе красивы, но и потому что эти традиции — другие. А различие — это то, что создает ценность в наши дни. Есть тысячи способов быть иным в этой исчезающей Азии, и я попытался их зафиксировать».