Четыре месяца назад под Харьковом разбился самолет с 19 курсантами и 7 офицерами. Рассказываем о последних минутах полета и о том, почему произошла катастрофа

Автор:
Оксана Коваленко
Редакторы:
Евгений Спирин, Глеб Гусев
Дата:

Vyacheslav Madiyevskyy / Ukrinform / Barcroft Media / Getty Images

Четыре месяца назад, 25 сентября прошлого года, самолет Ан-26Ш с 27 людьми на борту заходил на посадку в районе города Чугуева Харьковской области и разбился. Погибли 19 курсантов и 7 офицеров ― членов экипажа. Один курсант-третьекурсник Вячеслав Золочевский выжил. На следующий день в стране объявили траур и создали комиссию, которая должна была выяснить, почему самолет упал. В конце декабря 2020 года Госбюро расследований объявило подозрения командующему Военно-воздушными силами Сергею Дроздову, командиру части, в которой проходили практику курсанты, Вячеславу Глазунову и руководителю полетами Алексею Жуку. Корреспондентка «Бабеля» Оксана Коваленко поминутно восстанавливает хронологию катастрофы и вместе со следователем Иваном Пузыревским отвечает на вопрос, почему самолет разбился.

1.

Воинская часть А4104 расположена в городе Чугуеве Харьковской области. Здесь находится учебная авиационная бригада, куда курсанты Харьковского университета воздушных сил имени Ивана Кожедуба приезжают на практику. В части тренируются будущие пилоты, штурманы, техники.

Во время практики курсанты-летчики учатся управлять самолетами, штурманы — прокладывают курс, рассчитывают минимальную безопасную высоту, время полета и необходимое количество топлива. У летчиков и штурманов разные программы полетов. Среди учебных самолетов для штурманов был и Ан-26Ш. В салоне были установлены десять двухместных парт. На каждой приборы, рация, кислородная маска, парашют — все рассчитано на одного человека. Второе место за партой — для инструктора, чтобы он мог помогать и проверять работу курсанта. Конструкция самолета была рассчитана на десять курсантов-штурманов.

«Бабель»

Командир части подписывал плановую таблицу полетов, где указывал всех участников полета, программу полета, время взлета и посадки для каждого дня практики. В ней же указывали состав экипажа и его командира, а также всех курсантов, которые будут на борту.

Двадцать пятого сентября 2020 года около четырех часов дня курсанты на борту самолета Ан-26Ш готовились к вечернему полету. На борту было 27 человек. Два курсанта-летчика, которые проходили практику после 4-го курса, 18 курсантов-штурманов, два инструктора и экипаж. Самолетом управлял опытный экипаж — командир, борттехник, штурман, радист и механик.

Вел самолет и инструктировал курсантов-пилотов тридцатилетний командир экипажа майор Богдан Кишеня. До этого он 11 месяцев не летал в темное время суток. Из-за такого перерыва он обязан был до этого полетать ночью с инструктором — более опытным пилотом, сдать зачет и после этого уже летать сам. Но его допустили к полету без переподготовки.

Вечером 25 сентября самолет должен был восемь раз взлететь, сесть, проехать по взлетной полосе 5—10 минут, остановиться и потом снова выйти на взлет. Остановка нужна для того, чтобы специалисты осмотрели самолет, а курсанты-пилоты сменили друг друга за штурвалом второго пилота. Но руководитель полетами, который находится на пункте на земле во время полетов и следил за ними, позволил сократить время, которое самолет должен быть на земле. Он дал разрешение на полеты «конвейером»: самолет садился, касался взлетной полосы, проезжал по ней несколько метров по прямой и снова взлетал. Курсанты-летчики менялись местами в полете.

Vyacheslav Madiyevskyy / Ukrinform / Barcroft Media / Getty Images

Курсант-летчик с позывным 99 доложил руководителю полетами, что готов к вылету, и спросил разрешения на вылет «конвейером». Руководитель полетами сказал: «99, взлет «конвейером» разрешаю». В 18:50 самолет взлетел.

Самолет четыре раза поднимался, пролетал круг, шел на посадку, касался взлетной полосы, проезжал по ней и взлетал снова. Все приборы показывали, что до этого момента самолет был исправен.

Около половины девятого вечера самолет снизился, коснулся взлетной полосы и начал заходить на пятый круг. На этом кругу и произошла катастрофа.

Взлетом командовал курсант-летчик. Командир экипажа Богдан Кишеня должен был его подстраховывать. Когда самолет начал взлетать, борттехник экипажа увидел, что один из датчиков показал неисправность левого двигателя. Борттехник не доложил об этом как положено, а потому командир, очевидно, его не понял.

Wikimedia

Когда штурман спросил, какое решение он принимает, курсант-летчик дал команду продолжать взлет. Командир переспросил борттехника, что произошло, лишь после взлета. Как правило, при таких поломках от взлета отказываются. Вот как все происходило поминутно.

Подозреваемые

  1. Алексей Жук — руководитель полетами. Это одна из самых ответственных должностей. Следствие вменяет ему то, что он разрешил взлет «конвейером». Следствие считает, что именно «конвейер» стал одной из причин катастрофы: если бы неполадку выявили при стандартном взлете, у экипажа было бы время остановить самолет. Инструкция обязывает при такой поломке отменить взлет. Руководство по эксплуатации Ан-26 не предусматривает взлеты «конвейером». Кроме того, когда Жук узнал о поломке, по мнению следствия, он должен был предложить помощь, но не сделал этого.

  2. Вячеслав Глазунов — командир части. Следствие считает, что он не должен был утверждать план полетов и разрешать курсантам-штурманам находиться в самолете, на котором практиковались летчики.

  3. Сергей Дроздов – командующий военно-воздушными силами ВСУ. Следствие считает, что он создал ложное представление у военных, что полеты «конвейером» на самолете Ан-26 безопасны. В 2018 году он утвердил временный курс для летчиков, где указывалась возможность курсантам 5-го курса в двух упражнениях выполнять полеты «конвейером» на самолетах Ан-26.

2.

20:35:53

Самолет перевели на взлетный режим. Взлетом командовал курсант-летчик.

20:36:05 / самолет находился на взлетной полосе

Борттехник увидел, что двигатель перестал работать на полную мощность. «Командир, я не понял», — сказал он.

20:36:05 / самолет находился на взлетной полосе

Штурман спросил, взлетать ли самолету или остаться на земле.

20:36:09

Курсант решил взлетать.

20:36:12

Командир экипажа уточнил у борттехника, что он говорил. Тот рассказал, что речь идет о поломке двигателя.

20:38:09 / самолет был в воздухе

Командир экипажа и штурман сообщили на землю руководителю полетами о поломке двигателя.

20:38:19 / самолет был в воздухе

Руководитель полетами принял сообщение и на вопрос инженера: «Что делать», ответил: «Встречаем».

20:41:27 / самолет был в воздухе

Руководитель полетами приказал заходить на посадку.

20:44:13 / самолет был в воздухе

Руководитель полетами получил подтверждение от экипажа о том, что самолет идет на посадку, и дал разрешение садиться.

20:44:49

Самолет разбился.

Barcroft Media / Contributor / Getty Images

3.

В авиации уровень опасности разделяют на несколько этапов: от сложной ситуации, когда все еще можно исправить, до катастрофической, когда вероятность падения самолета высокая. По данным черных ящиков, экипаж успел выполнить пять действий с того момента, как выявилась неполадка двигателя. Каждый раз экипаж принимал неверное решение. Все это, а также то, что на борту было больше курсантов, чем положено, и привело к катастрофе.

  • При посадке экипаж не учел, что самолет садится на одном двигателе, и открыл закрылки (система торможения), как будто двигатели работали на полную мощность.
  • Экипаж не поменял угол лопастей винта. По правилам лопасти винта при посадке ставятся параллельно направлению воздуха. Но экипаж выставил их под правильным углом с большим опозданием. Самолет занесло, он завалился налево и упал.
  • Курсанты-штурманы проходили практику одновременно с курсантами-летчиками за счет их топлива. Потому на борту и было 27 курсантов вместо 10. Это увеличило количество жертв.

SERGEY BOBOK / AFP / Getty Images