Светлана Дрюк воевала за «ДНР», была прототипом «Ополченочки», а теперь живет в Черновцах и сотрудничает с СБУ. Большое интервью в двух частях — часть вторая

Автор:
Евгений Спирин
Редактор:
Глеб Гусев
Дата:

До 2019 года об уроженке Донецка Светлане Дрюк много рассказывали российские журналисты. Корреспонденты «Россия 24» и LifeNews снимали передачи о «героической женщине-танкисте» с позывным «Ветерок». В 2018 году в оккупированном Луганске даже начали снимать полнометражный фильм «Ополченочка» — о том, как Светлана прошла путь от санитарки до командира танка и боролась «с украинскими фашистами». Дрюк в самом деле воевала за «ДНР», в 2015 году участвовала в боях за Дебальцево, а потом стала командиром танка. Но два года назад, в январе 2019-го, сотрудники Службы безопасности Украины (СБУ) вывезли Светлану из Донецка в Черновцы. Оказалось, что еще до Дебальцевской операции Светлану Дрюк завербовала СБУ. По словам агентов, она передавала Украине списки российских военных и техники, сдавала командиров и обещала свидетельствовать против России в Гаагском суде. Светлана рассказала ТСН, что согласилась сотрудничать с СБУ, потому что там у нее есть «друг». В декабре 2019 года Светлану Дрюк осудили на пять лет условно — за участие в террористической организации. В Черновцах она устроилась на работу. Главный редактор «Бабеля» Евгений Спирин встретился со Светланой, говорил с ней больше пяти часов и сделал интервью в двух частях (вот первая часть). Во второй части интервью она рассказывает, как стала командиром танка, вдохновила пропагандистов снять фильм «Ополченочка», участвовала в спецоперации СБУ и как ей теперь живется в Черновцах.

Танкистка

За полтора года батальйон «Чебурашка» развалился, Светлана пыталась найти себе место, чтобы получить доступ к информации, которая будет полезной для СБУ.

― И тут подвернулось — в 11-м батальоне нас построил командир с позывным «Алтаец» и говорит: «Ну что, дамы, кто хочет участвовать в танковом биатлоне? Мы делаем танковый женский экипаж и взвод. Мне надо пятнадцать человек». Согласились несколько человек и я, самая раненая в голову. Нас загнали на полигон на два месяца — готовить к соревнованиям по танковому биатлону. По нормативам на биатлоне мы уделали мужиков. Два года подряд мы выигрывали: в 2016 и 2017-м.

В 2016 году на телеканале «Россия-1» вышла пропагандистская передача «Экипаж машины боевой». В ней рассказывалось о командире танка Светлане «Ветерок» и ее помощницах — танкистках с позывными «Малая» и «Кнопа». В сюжете Кнопа тренируется ездить на танке, чтобы «защищать Донецк», и из-за этого редко видится со своей дочерью. Спрашиваю Светлану, как Кнопа и Малая попали к ней в экипаж.

― В реальности Кнопы и Малой не было. Это запасной экипаж. В моем была я, Лиса и Оса. Приехали российские журналисты снимать эту передачу, ну им драма нужна была: личные истории героинь, семью показать. Ни Лиса, ни Оса не захотели. Вот и взяли Кнопу с Малой.

― То есть это подставные герои?

― Можно и так [сказать]. Малая сама предложила журналистам себя, — говорит Светлана. — Кнопу они сами нашли. Начали съемки, думали, сейчас бабы из танка будут стрелять, а они не стреляют. Потому что Кнопа даже до педалей не доставала. Вообще сюжет смешной, можно увидеть момент, как танком управляет зампотех Крокодил, а Кнопа делает вид, за рычаги держится.

― А почему командиром танка поставили именно вас?

― Оса была мехводом, а Лиса наводчиком. Алтаец и сказал: «Пусть Ветерок станет командиром машины».

«Бабель»

После того как Светлана уехала и открылась как агент СБУ, у Осы и Лисы начались проблемы. Несмотря на это, они все еще воюют за «ДНР».

― Их и все мое окружение таскали по допросам, — говорит Светлана. — Я ведь в штабе сказала, что у меня проблемы со спиной, и вроде как уехала лечиться. А сама оказалась в Черновцах. Сейчас Лиса — замполит в стрелковом батальоне. И не очень успешный замполит. А Осу увольняют из гаубичного самоходного артиллерийского дивизиона, где она была все это время мехводом на САУ.

«Ополченочка»

Фильм «Ополченочка» снимали на студии «Лугафильм» в оккупированных Луганске, Алчевске и Стаханове в 2018 году. У него простой сюжет. В фильме три главные героини. Муж учительницы истории Анны Лобановой вывозит дочь с оккупированной территории в Харьков. Брат режиссера из Санкт-Петербурга Екатерины Беловой едет воевать на Донбасс против украинской армии, и его убивают. Екатерина тоже едет на Донбасс из России, чтобы мстить. Еще одна героиня — Света из Лисичанска. В 2014 году карикатурные бойцы украинского добробата находят у ее парня георгиевскую ленточку и убивают его. Свету пытают, но она убегает. Все три героини идут в «народную милицию», где из них создают танковый экипаж. Сценарий написал луганчанин, певец пропагандистского ансамбля «Новороссия» Роман Разум. Светлана говорит, что познакомилась с ним во время соревнований по танковому биатлону.

Он приехал к нам с концертом. Это было в 2016 году, как раз шел биатлон. Увидел наш женский экипаж и впечатлился. Рассказал, что хочет снять фильм про трех женщин-танкисток. Говорит: «Мы уже сценарий сделали, должны приехать режиссёр и актеры из России. И актрисы, они будут в фильме вместо вас». Через какое-то время он прислал сценарий — мы очень сильно матюкались. В сценарии была чушь: экипаж во время боя потерял снаряд и разбежался. Кто так делает? А Оса в фильме вообще шалава.

«Бабель»

Светлана раскритиковала сценарий. Разум написал ей, что заменил некоторые диалоги и убрал сомнительные сцены. Светлана Дрюк легко узнается в героине фильма Анне Лобановой — только у той разрушило школу, а не дом, и муж увез ребенка в Харьков в 2014 году, а не в конце 90-х, как у Дрюк. Заметно и внешнее сходство.

В фильме, помимо российских актеров и экс-прокурора аннексированного Крыма Натальи Поклонской, снялся Михаил Голубович ― советский и украинский актер, народный артист СССР, сыгравший главную роль в фильме «Пропавшая грамота». После того как Луганск оккупировали, он остался в городе и занял сторону боевиков. Премьеру «Ополченочки» назначили на 9 мая 2019 года, но после того как Светлана Дрюк перешла на сторону Украины, в широкий прокат фильм не вышел. Его показали только в луганских и донецких кинотеатрах и на паре закрытых показов в Москве. Единственным известным человеком, кто хоть как-то отозвался о фильме, был лидер пропутинского байк-клуба «Ночные волки» Александр Залдостанов. Он сказал, что «личная история превышает художественную ценность».

Светлана фильм так и не увидела.

― Зря, там такие нарочито злые, карикатурные украинцы в майках «Слава нації» со свастикой. После вашего перехода Разум сказал, что вы — не прототип, а ополченочка — собирательный образ.

― Что бы он еще сказал! Он как раз отмазался, что фильм вообще про «ЛНР», и что в «Новороссии не единственный женский экипаж». Имел в виду, наверное, Кнопу с Малой, которые на танке ездить не умеют.

Агент СБУ / Подсудимая

В ноябре 2018 года Светлану без предупреждения проверили на полиграфе в штабе воинской части. Чтобы ее не раскрыли как агента, СБУ запланировала вывезти Дрюк из «ДНР». Светлана считает, что она не давала поводов для проверок, но в то время в «ДНР» избавлялись от всех, кто воевал с 2014 года.

― Первый раз принудительно проверили [на полиграфе] летом [2018 года]. В июне ко всем, кто воевал с самого начала, начали придираться, присматриваться, выискивать что-то в биографиях. Сначала подставили зама по вооружению батальона «Восток» — якобы он торговал оружием. Его даже посадили в яму на какое-то время. Нашли у него дома автомат и патроны. Потом одну женщину судили за то, что она якобы застрелила русского солдата. Проверки отдела взаимодействия дошли и до нас. Этот отдел очень опасный — они запрещают работать даже с российскими спецслужбами. Если узнают — сразу подвал. Лиса как раз работала на россиян, но у нее были связи большие, потому ее не тронули.

Проверку на полиграфе Светлана прошла. Она сильно переживала, хотела взять отпуск и уехать, но в СБУ ее отговорили.

― В июле я узнала, что из России привезли специальное оборудование, чтобы подключаться к разговорам и взламывать телефоны. Потом у нас начали проверять телефоны. У всех, кто приходил в часть, забирали, потому я свой оставляла в магазине. Потом установили прослушку. А в ноябре второй раз проверили на полиграфе. Да. Я сразу написала [СБУ]: «Ребята, что мне делать?» Начала паниковать.

Светлана снова попросилась в отпуск, но ей отказали. У СБУ была еще одна проблема — вывезти двоих детей Дрюк.

― Чтобы выбить отпуск, я пришла к командиру полка и говорю: «Отпустите меня в отпуск, мне замуж надо выйти, в России». 28 декабря 2018 года на автобусе из Донецка я выехала в Москву. Там СБУ купила мне билет на самолет в Кишинев и дала загранпаспорт. Не через Беларусь же было лететь. Из Кишинева добиралась на машине. Детей забрали уже 6 января.

В «ДНР» аж до марта считали, что Дрюк лечится в Москве, пока на канале «1+1» не вышел первый сюжет журналиста Андрея Цаплиенко, где Светлана рассказала, что работает на СБУ. В «ДНР» заявили, что СБУ похитила Светлану, а все показания она дает под пытками. В Украине тоже был резонанс — Дрюк назвали второй Надеждой Савченко и «кремлевской консервой». После этого Светлану судили за участие в террористической организации.

― Через год меня приговорили к пяти годам условно. Я же воевала, была в командном составе, просто так нельзя было это оставить. Но благодаря программе СБУ, я сейчас не за решеткой. Я сейчас работаю и учусь, у меня сейчас вообще завал — очень много дел.

Светлана знает многих боевиков и свидетельствует против них в судах. Некоторых судят заочно, некоторых — в зале суда. По словам [сотрудника СБУ] Сергея [имя изменено], многих, кого судят за терроризм, потом обменивают на украинских пленных.

― Вас предлагали, — спрашиваю я, — обменять назад в «ДНР»?

Я не хочу, чтобы меня обменяли, — говорит Дрюк. — Не хочу [назад] в ту ж*пу, где я была.

― А если вам скажут: «Ветерок, возвращайся командовать в ДНР»?

― В «ДНР»? Нет. Я хочу на Украину работать, должность получить. Очень хочу наказать тех [боевиков], которые издевались над людьми: на яму кидают, избивают, просто ловят кайф от того, что кому-то делают больно.

В сюжете Андрея Цаплиенко о Светлане была любовная линия: она говорила, что сотрудничает с СБУ, потому что у нее там «близкий друг». Многие поняли это так, что Светлана влюбилась в СБУшника.

― Это была выдумка. Надо же мне было начальству объяснить, с кем я все время переписываюсь? Вот и говорила, что у меня любовь. А Цаплиенко нужна была красивая история, он ее получил.

― То есть любовника из СБУ у вас нет?

― Нет. Есть хорошие друзья.

Сфера услуг

Черновцы Светлане нравятся, хотя город меньше, чем родной Донецк. Она пошла на курсы и получила работу в сфере услуг.

― Я в 2004 году училась этой специальности в Донецке, а тут научилась заново. Мне ребята из СБУ очень помогли. У меня тут ничего и никого не было. Еще я сильно боялась. Думала: «Блин, я ж на русском разговариваю, меня здесь загнобят». Но этого не произошло.

― Общаетесь со своими танкистками? Лисой, Осой...

― Оса меня проклинает. Она меня сразу в черный список внесла. Кума мне написала: «Ты мне никто, звать тебя никак. Ты предатель».

― На что похожа «ДНР» сейчас?

― На СССР в 1937 году. Россияне все курируют и контролируют, кто чем занимается, откуда деньги берет. Была перепись населения. Потому что многие бросили там бизнес и свалили, и не признают «ДНР». Всех, кто не приехал на перепись, назвали предателями. У всех, кто не приехал, жилье отжали, бизнес отжали — все в фонд «республики».

― Чем это все закончится?

Донбасс не придёт и не скажет «Заберите нас обратно». России тоже он не нужен. Там уже второй месяц зарплату не платят, шахты затопили, заводы распилили. Шанс Украины — только отвоевывать. Что делать с Донецком? Навестись, прицелиться и отработать артой.

«Бабель»