Лукашенко дал большое интервью главному российскому телеканалу. Получилась плохая пропаганда о тайных центрах США, друге Путине и «обучаемом» Зеленском. Мы не советуем это смотреть — читайте коротко

Автор:
Оксана Коваленко
Редактор:
Катерина Коберник
Дата:

«Бабель»

Самопровозглашенный президент Беларуси Александр Лукашенко дал большое интервью ведущей главного российского государственного канала «Россия 1» Наиле Аскер-заде. Они вместе поиграли в хоккей, покатались на машине и поужинали с младшим сыном Лукашенко Николаем. Ведущая узнала, есть ли у Николая девушка, спросила у Лукашенко о друзьях, здоровье и внешней политике, но не задала ни одного вопроса об убийствах и пытках беларусов внутри страны. С лета прошлого года власть силой разгоняет многотысячные митинги против результатов президентских выборов. Оппозиция считает, что голосование прошло с массовыми нарушениями, а многие западные страны отказались признать Лукашенко легитимным президентом. В интервью, которое больше походило на дружескую беседу, Лукашенко рассказал о тайных центрах США, дружбе с Владимиром Путиным и «обучаемом человеке» Владимире Зеленском.

О Путине и России

Путина считаю своим другом. В этом году он подтвердил, что является не только мои другом, но и другом беларусского народа. Больше друзей, наверное, нет. С Путиным мы можем поспорить, поссориться, поругаться — это только с близкими людьми возможно. Запад начал крестовый поход против Беларуси, чтобы ближе подобраться к России, поэтому не расслабляйтесь.

О протестах в Беларуси и Светлане Тихановской

Выборы — это наше внутреннее дело. На западе вкусы разные есть: кто-то признает выборы, кто-то не признает. Конечно, меня это огорчает, но не убивает. Тихановская высказывает мнение людей, которые за ней стоят. У россиян и беларусов есть единое мнение, что этим заправляют США. Под Варшавой создан центр, там работают свыше 100 человек и оттуда дергают за ниточки кукловоды. Светлана [Тихановская] не способна сформулировать элементарную мысль и облечь ее в какую-то форму. Все это предлагается ей с чужих рук.

Я не жалею, что пошел на встречу [с заключенными оппозиционерами]. Вы в России меня подталкиваете [к диалогу с оппозицией], точнее, ваше либеральное крыло, но потом вы начали меня обсуждать и смеяться. Я послушал людей, понял, какая была бы Беларусь, если б они [оппозиционеры] пришли к власти. Я продемонстрировал, что мы можем вести диалог с кем угодно.

О переговорах в Нормандском формате

Когда [в феврале 2015 года] был Нормандский формат, я им сало приносил покушать. Следующая встреча точно пройдет не в Минске — мы же «недемократическое» государство. Ну, баба з воза — коню легче. Не нравится [в Минске] — в Париже можно встречаться. Рискнут приехать сюда, в «недемократическую» страну, мы готовы всегда принять.

О Зеленском

Я зла не держу на Володю Зеленского. Украину довели до такого состояния, и в какой-то острый угол ее заперли, что оттуда выход только в одном направлении — вперед, а вперед не получается. Отношения [с Украиной] у нас добрые, украинский народ к беларусам относится очень хорошо, мы к ним — еще лучше. Мы базис не разрушили и не нарушаем. Если б увидел Зеленского на мероприятии, сказал бы: «Привет, Володя», я бы косо на него не смотрел. Он молодой президент, обучаемый человек. Поздоровались бы, но с колена я бы с ним не здоровался.

Об уходе и новой Конституции

Любая работа заканчивается, и работа президента — тоже. Я уже не так остро воспринимаю, что когда-то придется заканчивать. [После ухода] буду отдыхать. Если надо, буду помогать, чтоб сохранить кусочек земли для детей. Новое поколение в ближайшее время должно взять ответственность за будущее в стране. К концу года будет проект новой Конституции, и тогда на референдуме народ решит, быть ей или нет. Чего коснутся изменения — пока не скажу.