The New York Times создала подкаст о канадце, который вступил в «Исламское государство» и жестоко казнил «неверных» в Сирии. Он почти получил Пулитцера, но сейчас «боевика» судят за ложь

Автор:
Яна Собецкая
Редактор:
Дмитрий Раевский
Дата:

Каролина Ускакович / Артем Марков / «Бабель»

В конце сентября 2020 года в Канаде арестовали главного героя популярного подкаста The New York Times «Халифат» («Caliphate»). Человек, известный как Абу Хузайфа аль-Канади, утверждал, что в 17 лет вступил в «Исламское государство», был офицером религиозной полиции и убил в Сирии не менее двух человек, прежде чем вернуться в Торонто. Это возмутило канадцев, однако впоследствии боевик передумал и сказал, что приписал себе чужие преступления. Канадские правоохранители расследовали дело два года. В конце концов мужчину арестовали, однако не выдвинули обвинений в убийстве. Абу Хузайфу задержали за мистификацию — полиция не нашла никаких связей мужчины с ИГ и считает, что он все придумал. «Бабель» рассказывает главное из этой запутанной истории.

В апреле 2018 года издание The New York Times начало выпуск аудиоподкаста «Халифат». Автором проекта стала корреспондентка издания Рукмини Каллимачи, которая специализируется на теме исламского терроризма. В 10 эпизодах она показала повседневную жизнь «Исламского государства», рассказала о его преступлениях и падении Мосула — города на севере Ирака, захват которого стал решающим этапом военной операции против исламистов.

Главным героем первых шести эпизодов стал екс-боевик ИГ Абу Хузайфа аль-Канади. В прологе Каллимачи использовала его слова о том, как воины «Исламского государства» учатся убивать на специальных куклах, в последующих шести эпизодах — рассказала его историю. В ее основу легло интервью, которое Каллимачи взяла у боевика в 2016 году.

В подкасте отмечалось, что, подобно многим другим мусульманам, выросшим на Западе и в конце концов решившим вступить в ряды ИГ, детство Абу Хузайфы было довольно обычным. Он родился в Торонто в семье пакистанских эмигрантов. Отец Хузайфы торговал кебабом и шаурмой, мама — работала косметологом. Семья была мусульманской, однако не очень религиозной. Мать и сестра парня не носили хиджабов, а сам он был обычным подростком — смотрел «Звездные войны» и играл в видеоигры.

Однако Хузайфа «всегда хотел чего-то большего». В подростковом возрасте он заинтересовался антитеррористическими операциями США, а затем — проповедями идеологов исламистских радикалов, вроде Анвара аль-Авлаки. Парень понял, что идеология экстремистов ему близка, и после начала войны в Сирии решил вступить в ИГ. На тот момент ему было 17 лет.

Он добрался до Пакистана, где жили его бабушка и дедушка, а затем — под предлогом программы обмена студентами — в Турцию. Один из рекрутеров ИГ помог ему нелегально пересечь сирийскую границу.

По его словам, Абу Хузайфа боялся умереть в бою, поэтому решил вступить в так называемую религиозную полицию ИГ — шариатскую гвардию. Несколько месяцев он проходил тренировки — учился стрелять из АК-47, спать с автоматом и «отрезать головы» куклам — однако впоследствии начал получать более серьезные задания.

Rick Findler / Contributor / Getty Images

В пятом эпизоде подкаста Хузайфа рассказал, что за несколько месяцев в рядах ИГ убил двух людей: застрелил в затылок суннита, который решился выступить против «Исламского государства», и жестоко зарезал наркоторговца. Это убийство Абу Хузайфа описал особенно подробно: «Кровь [...] была теплой и разлеталась везде. Мне пришлось воткнуть в него нож несколько раз. А потом мы повесили его на крест. И я был вынужден вонзить нож ему в сердце».

После этой казни боевик решил, что больше не хочет оставаться в ИГ. По его словам, он бежал в Турцию, затем — в Пакистан. И в 2016 году вернулся к родителям в Канаду, где поступил в один из университетов Торонто.

Пятый эпизод подкаста вызвал мгновенную реакцию — в мае 2018 года депутатка от Консервативной партии Канады Кэндис Берген в Палате общин раскритиковала правительство Джастина Трюдо за то, что «оно не делает ничего с этим мерзким животным, которое свободно гуляет по стране и общается со СМИ». Министр общественной безопасности Канады сообщил, что канадская Служба разведки и безопасности и Королевская канадская конная полиция «принимают все необходимые меры для обеспечения правосудия».

В мае канадские правоохранители допросили «террориста», однако его не арестовали. Более того — мужчине, известному как Абу Хузайфа аль-Канади, не выдвинули никаких обвинений и позволили спокойно вернуться домой.

Между тем, журналистское сообщество стало замечать нестыковки в том, что Абу Хузайфа рассказывал различным СМИ. В 2017 году, за год до выхода подкаста The New York Times, с «террористом» пообщалось CBC News. В интервью канадскому изданию Абу Хузайфа отметил, что был всего-навсего «полицейским офицером низкого ранга». Он признал, что однажды выпорол мужчину кнутом, однако отрицал причастность к любым убийствам. Хузайфа сказал, что во время беседы с Каллимачи приписал себе чужие преступления, потому что находился под действием наркотиков. После публикации подкаста продюсер CBC News Назим Бакш заинтересовался, кому именно солгал Хузайфа — ему, Рукмини Каллимачи или им обоим.

Сама авторка «Халифата» выдвинула гипотезу, что Хузайфа мог изменить свои показания из-за того, что им заинтересовались правоохранительные органы. В шестом эпизоде Каллимачи, однако, признала, что часть истории Абу Хузайфы действительно могла быть искаженной.

Журналисты The New York Times выяснили, что за 2014 год в канадском паспорте Абу Хузайфы не только нет штампа о том, что он был в Сирии, а даже о том, что он был в Турции. Доподлинно известно лишь, что он часто бывал в Пакистане. Каллимачи предположила, что боевик мог быть в Сирии не в 2014 году, а позже. Когда она обратилась к Абу Хузайфе, тот подтвердил ее догадку, однако предупредил, что в дальнейшем будет отрицать любую информацию о своем пребывании в Сирии.

Несмотря на все это, подкаст был чрезвычайно успешным — в 2018 году его номинировали на Пулитцеровскую премию, а в апреле 2019 работа выиграла престижную награду Peabody.

Королевская канадская конная полиция завершила расследование запутанного дела с экс-боевиком ИГ только в сентябре 2020 года. Выяснилось, что Абу Хузайфу аль-Канади на самом деле зовут Шехрозе Чаудхри. Ему 25 лет. Он действительно имеет пакистанское происхождение, однако родился не в Торонто, а в небольшом городе Берлингтон в провинции Онтарио.

Двадцать пятого сентября Чаудхри арестовали — не за убийство или террористическую деятельность, а по статье о фальсификации террористической угрозы (обычно по ней судят людей, причастных к ложным «минированиям»). 16 ноября его дело будут рассматривать в суде — мужчине грозит до 5 лет тюрьмы. После ареста Чаудхри издание The New York Times заявило, что пересмотрит историю Абу Хузайфы и то, как он изображен в выпусках «Халифата».