«Проект»: В России за год пандемии смертность возросла на 20%. Вместо ограничений и локдаунов власть решила редактировать статистику

Автор:
Дмитрий Мирончук
Дата:

Nikolay Vorobyev / Unsplash

В то время как во многих странах Европы власти вводят строгие ограничения для контроля над распространением коронавируса — закрывают некритичные предприятия и учреждения, ограничивают социальную активность населения и т. д. — правительство России решило оставить все как есть. В крупнейших российских городах все работает, как и до пандемии, и за год смертность от инфекции выросла на 20%.

Об этом пишет российское издание «Проект».

Отмечается, что в России сильнее всего от коронавируса пострадали регионы, в которых еще до пандемии коронавируса было больше всего проблем с системой здравоохранения — и именно на этих территориях не вводили никаких ограничений. Вместо мер по борьбе с инфекцией власти начали редактировать статистику пострадавших от нее.

Несмотря на победные заявления президента Владимира Путина, Россия оказалась одним из аутсайдеров борьбы с коронавирусом. В 2020 году в стране умерли 2,124 млн человек — то есть на 20% больше, чем было бы без пандемии, и вдвое больше, чем от коронавируса умерли по официальным данным.

По мнению экспертов, 321 тыс. жертв в России — достаточно оптимистичная оценка, поскольку данные об избыточной смертности говорят о 414 тыс. смертей в 2020 году. Этот показатель — второй в мировом антирейтинге, сразу после США с 560 тыс. смертей, при том что эта страна имеет в 2,5 раза больше населения.

Росстат прекратил публиковать в статистике избыточной смертности причины еще в апреле прошлого года. По словам заместителя главы правительства Татьяны Голиковой, избыточная смертность связана с коронавирусом на 81%, то есть, от него по меньшей мере умерли 260 тыс. россиян. Однако позже Голикова исправилась и заявила, что с коронавирусом связана только половина избыточных смертей.

Наиболее пострадавшим регионом России оказалась Чечня — избыточная смертность в республике выросла за год на 43%. Отмечается, что антиэпидемические меры чеченской администрации, несмотря на формальную жесткость, оказались необязательными для исполнения. Также в число наиболее пострадавших вошли другие республики Северного Кавказа, за ними — густонаселенные европейские регионы.

Среди пострадавших регионов прослеживается корреляция между избыточной смертностью и медицинской обеспеченностью. Лидеры по количеству умерших — Самарская область, Татарстан и Чечня — еще до пандемии имели наихудшую ситуацию в России по численности медперсонала, количеству мест в больницах и прочему.

Из-за своеобразной политики отчетности — губернаторы должны сообщать только о количестве свободных мест в больницах — медучреждения отказывали в госпитализации пациентам с коронавирусом, чтобы держать количество свободных коек на уровне 20%. Также в ряде регионов были проблемы с анализами и доступностью лекарств.

Вторую волну коронавируса Россия встретила чисто номинальными ограничениями, выполнение которых не контролировали, поэтому локдауна, который мог бы сдержать заболеваемость, не произошло. В наиболее пострадавших регионах работали — иногда с ограничениями — школы, торгово-развлекательные центры, спортзалы и тому подобное. Массового перевода учащихся на дистанционное образование не было вообще.

Решение регионов не вводить локдауны поддержал лично Путин, призвавший защитить людей и одновременно обеспечить непрерывную деятельность предприятий и организаций. В частности, президента Татарстана — одного из наиболее пострадавших регионов — федеральное правительство похвалило за «грамотную работу», благодаря которой экономика республики «не останавливалась даже в самый сложный период».

При этом официальная смертность от коронавируса в наиболее пострадавших регионах говорит о том, что от коронавируса почти никто не умер — в частности, в Татарстане, где избыточная смертность возросла на 34%, смертность от коронавируса составляет всего 5—7% от избыточной.