«Игра в кальмара» стал самым популярным сериалом Netflix, BTS возглавляют Billboard, а в Оксфордский словарь добавили 26 корейских слов. Южная Корея захватывает мир? Да! И все идет по плану

Автор:
Яна Собецкая
Редактор:
Дмитрий Раевский
Дата:
«Игра в кальмара» стал самым популярным сериалом Netflix, BTS возглавляют Billboard, а в Оксфордский словарь добавили 26 корейских слов. Южная Корея захватывает мир? Да! И все идет по плану

Алиса Игина / «Бабель»

Корейский сериал «Игра в кальмара» стал самым популярным проектом Netflix. Он набрал 111 миллионов просмотров всего за несколько недель, опередив «Бриджертонов». Между тем, песня южнокорейской К-pop группы BTS возглавляет Billboard, их клипы набирают по миллиарду просмотров в YouTube, McDonaldʼs создает «BTS-меню», а в Оксфордский словарь добавляют 26 корейских слов. Все это — не случайность. Южная Корея решила зарабатывать на культурной индустрии еще в 90-х годах прошлого века, вдохновившись успехами голливудских блокбастеров. Так в стране планировали выйти из кризиса. В последующие десятилетия корейский кинематограф и музыка заполонили сначала азиатские страны, а теперь распространяются на остальной мир и приносят Южной Корее миллиарды прибыли. У феномена даже есть свое название — «халлю». «Бабель» объясняет, как началась корейская культурная экспансия и почему люди во всем мире в восторге от корейских фильмов, сериалов и песен.

Корейский сериал «Игра в кальмара» стал самым популярным проектом, который когда-либо создавала Netflix. Всего за несколько недель на стриминговой платформе он набрал 111 миллионов просмотров. «Игру в кальмара» обсуждают в СМИ, поклонники пытаются воссоздать игры из сериала в реальной жизни. Для многих такая популярность может показаться странной, однако на самом деле это лишь одно из проявлений корейской культурной экспансии. Корейский контент — К-pop, К-драмы и К-фильмы — набирает популярность уже несколько десятилетий. И это далеко не стечение обстоятельств.

После Корейской войны Южная Корея была одной из самых бедных стран в мире. Правительство страны пыталось исправить ситуацию с помощью экономических реформ. В 1960-х годах оно выбрало несколько компаний — Samsung, Hyundai и другие — для общественных проектов и выделило им финансовую помощь. Деньги для этого взяли в долг у иностранных кредиторов. Со временем эти корпорации стали финансово независимыми и начали приносить государству доход.

В конце прошлого века чиновники начали искать новые способы заработка. В 1994 году представители Президентского совета по вопросам наук и технологий посчитали, что даже если страна продаст 1,5 миллиона машин Hyundai — корейской «национальной гордости» — это принесет столько же прибыли, сколько заработал один голливудский блокбастер, например, «Парк Юрского периода».

В Южной Корее сделали вывод, что нужно заняться культурным экспортом. Во-первых, это был хороший способ улучшить репутацию страны, которая запомнилась многим жестким подавлением демонстраций 1980 года. Во-вторых, это неплохой источник заработка.

Squid Game

Начиная с 1980-х в Южной Корее начали набирать популярность небольшие сериалы, которые редко шли дольше одного сезона и фокусировались преимущественно на бытовой или исторической тематике. Позже их назвали К-драмами. Такие драмы создавали национальные вещатели. Первые К-драмы были не слишком высокого качества. Но корейские власти верили, что у них есть потенциал потягаться с зарубежными сериалами.

Чтобы увеличить качество продукции, в 1990-х годах правительство заставило корейские телесети покупать часть контента у частных компаний. Так появились семейная драма What Is Love? и романтический сериал Star in My Heart, которые понравились китайской аудитории. А еще — драма Winter Sonata. Она была популярной во всей Азии, однако больше всего — в Японии. В то время японский премьер-министр Дзюнъитиро Коидзуми даже шутил, что главный герой Winter Sonata в стране был популярнее, чем он. Озвучку и субтитры на других языках южнокорейские власти оплачивали свой счет.

Параллельно с этим в стране развивали кинематограф. В течение 1990-х годов в Южной Корее показывали преимущественно американские ленты. Президент Ким Янг Сэм решил это изменить.

Вместо того, чтобы запрещать иностранные фильмы, он в 1995 году опубликовал указ, согласно которому кинотеатры, чтобы не потерять свою лицензию, должны показывать корейские фильмы по меньшей мере 146 дней в году. Правительство также начало выделять финансовую поддержку режиссерам.

Shiri

В феврале 1999 года Корея выпустила свой первый высокобюджетный фильм — «Шири». Созданный по всем канонам голливудских фильмов, он рассказывал о шпионских приключениях и, в то же время, отходил от южнокорейских канонов. В частности, изображал коммуниста из Северной Кореи как романтического героя, нормального человека, способного на чувства.

Лента собрала в Корее 11 миллионов долларов кассовых сборов — больше, чем «Титаник». Другими словами, она стала первым корейским блокбастером, вызвавшим интерес к корейским фильмам у Азии и США. Индустрия начала привлекать больше инвестиций, а продюсерские компании, при поддержке правительственной организации The Korean Film Council — рекламировать свои фильмы за рубежом. Популяризировать корейские фильмы среди иностранцев помогал и Международный кинофестиваль в Пусане, проводившийся с 1996 года.

В 1995—1998 годах в Южной Корее появились три большие музыкальные студии. Каждая из них пыталась создать так называемых «идолов» — музыкальных артистов, которые будут успешными не только в Корее, но и за рубежом. Первая такая группа — H.O.T появилась на южнокорейской сцене в 1996 году. В ее состав вошли пять певцов и танцоров. У группы было много общего с современными К-pop группами. Каждое выступление H.O.T было комбинацией пения и танца. Затем по схожему принципу создавали все другие К-pop группы.

В начале 2000-х корейская культурная экспансия — китайские медиа назвали ее «халлю», то есть корейская волна — охватила азиатские страны. Жители Китая, Японии, Пакистана, Филиппин и даже Северной Кореи слушали К-pop и смотрели корейские драмы. За это в Пхеньяне «халлю» прозвали культурным оружием.

В 2010-х годах тренд распространился на остальной мир. Корейские фильмы начали получать признание на международной арене. В 2016 году фильм «Служанка» южнокорейского режиссера Пак Чхан Ука выиграл BAFTA. В 2018 году мистическая драма Ли Чхан Дона «Пылающий», основанная на рассказе Харуки Мураками, стала первой корейской лентой, которую номинировали на «Оскар» как «лучший фильм на иностранном языке».

Режиссер «Паразитов» Пон Джун Хо на 92-й церемонии вручения премии «Оскар».

Getty Images / «Бабель»

Появились дорогие проекты, снятые южнокорейскими режиссерами для западных студий — например, «Сквозь снег» с Крисом Эвансом в главной роли. В 2020 году лента «Паразиты» Пон Джун Хо получила сразу несколько «Оскаров», в том числе и за лучший фильм.

Южнокорейские группы начали приобретать глобальную славу. В 2009 году южнокорейская группа Wonder Girls впервые попала в рейтинг Billboard. В 2013 году клип корейского рэппера Psy на песню Gangnam Style стал первым клипом, которому удалось получить 1 миллиард просмотров на YouTube.

В том же году возникла группа BTS. Всего за четыре года существования бойз-бэнд, состоящий из семи исполнителей во главе с Ким Намджуном, стал популярен во всем мире и получил статус корейского «культурного посла».

Сейчас клипы BTS набирают по миллиарду просмотров. А сама группа — создает песни в сотрудничестве с популярными американскими и европейскими исполнителями вроде Coldplay и Halsey. В конце сентября BTS даже выступили с речью на Генеральной Ассамблее ООН.

Под влиянием «халлю» корейские драмы и фильмы скупают и финансируют стриминговые платформы Amazon Prime, Hulu и Netflix. Начиная с 2016 года, Netflix вложила более 1,2 миллиарда долларов в производство корейских фильмов и сериалов. Компания выпустила более 80 оригинальных лент и K-драм.

Среди них сериалы Crash landing on you, Mr Sunshine, криминальная драма Vincenzo, зомби-триллер Kingdom и, в конце концов, новый хит Netflix, сериал Squid Game. Они имеют красивую картинку и хороший актерский состав, и исследуют сложные социальные темы и фантастические сюжеты на уровне, который совсем не уступает западным проектам.

Пользуясь успехом К-драм, все больше актеров — вроде Ким Су Хена, известного по сериалу «Псих, но все в порядке», звезды «Потомков солнца» и «Винченцо» Сон Джун Ки и актрисы «Игры в кальмара» Чон Хо Ен — становятся известны не только в Корее, но и во всем мире.

Один из самых популярных южнокорейских актеров Сон Джун Ки в сериале «Винченцо». Состояние актера оценивается в 24 миллиона долларов.

Vincenzo

Теперь Южная Корея зарабатывает на культурной индустрии миллиарды прибыли. Только в прошлом году страна получила 10,8 миллиарда долларов от продажи контента. Это в три раза меньше, чем доход от экспорта автомобилей, однако существенно больше, чем прибыль от продажи косметики, бытовой и сельскохозяйственной техники.

Сейчас индустрия продолжает расти. Даже в условиях пандемии экспорт южнокорейских книг, фильмов, сериалов и видеоигр увеличился на шесть процентов. Если эта тенденция будет сохраняться, «Паразиты», BTS и Squid Game станут далеко не последними южнокорейскими хитами.

А чтобы рос «Бабель», нужны ваши донаты!