В Германии судят обвиняемых в одной из крупнейших музейных краж. В этой истории есть все — жестокий криминальный клан, $135 миллионов и гениальные следователи. Осталось снять кино

Автор:
Антон Семиженко
Редактор:
Дмитрий Раевский
Дата:
В Германии судят обвиняемых в одной из крупнейших музейных краж. В этой истории есть все — жестокий криминальный клан, $135 миллионов и гениальные следователи. Осталось снять кино

Современный вид комнаты драгоценных камней «Зеленого свода». После возобновления работы музея в мае 2020 года разграбленные стенды оставили пустыми.

Getty Images

В Германии предъявлены обвинения подозреваемым в организации, вероятно, крупнейшей музейной кражи в истории: осенью 2019 года из музея «Зеленый свод» в Дрездене украли 4 300 бриллиантов и разных драгоценностей. Среди них — Дрезденский белый бриллиант ценой в $12 миллионов, а в целом стоимость драгоценностей оценивается в $135 миллионов. За два года следователи смогли воспроизвести ход событий и выйти на подозреваемых — членов ливанского этнического клана из Берлина. «Бабель» рассказывает, как преступникам удалось «обчистить» музей за несколько минут, почему сигнализация не спасла, а также — как полицейские нашли подозреваемых, для которых это уже не первое подобное обвинение.

Ворам хватило пяти минут. На рассвете 25 ноября 2019 года в угловом окне «Зеленого свода» они отпилили часть решетки, разбили стекло, залезли внутрь и направились вглубь музея. Они пробежали мимо золотых колье, изделий из хрусталя, украшенных золотом ракушек наутилусов и страусиных яиц — все это их не интересовало. Главные сокровища хранились в комнате драгоценных камней. Там воры достали топорик из закаленной стали и, разбив защитное стекло стенда с бриллиантами, взяли оттуда все: рукоять меча с 779 камнями, усыпанные бриллиантами пуговицы и пряжки для обуви, польский Орден Белого Орла, а главное — эполет с чрезвычайно чистым Дрезденским белым бриллиантом. Только этот камень в 49 карат оценивают в более чем десять миллионов долларов. А все украденное — вместе с рубинами и изумрудами с нескольких других стендов, стоило не менее $135 миллионов. Собрав драгоценности, преступники распылили в комнате противопожарный порошок, чтобы потом сложнее было обнаружить их следы, и убежали сквозь то же окно. Хотя сигнализация сработала сразу, полиция приехать не успела. Одна из самых громких в истории музейных краж успешно завершилась.

Директор музея «Зеленый свод» Дирк Синдрам уже знал о преступлении, когда воры только разбивали стенд. Ему позвонили музейные охранники — безоружные, они услышали подозрительный шум и скрылись в подвале. Дирк полагался на сигнализацию: как раз недавно ее проверяли, все было в рабочем состоянии. Большего позволить себе музей не мог — денег не хватило даже на страховку для драгоценных экспонатов. Теперь надежда была только на полицейских, чтобы те нашли украденное и воров. Полиция Дрездена собрала специальную группу из двадцати своих лучших специалистов. Вскоре у следствия появилась главная рабочая версия.

Криминалисты осматривают окно, через которое преступники попали в музей. Утро 25 ноября 2019.

Getty Images

Перед ограблением преступники обесточили квартал, где находится музей, поэтому уличные фонари и камеры наблюдения не работали. Однако, посмотрев записи с предыдущего дня, полиция обратила внимание на группу посетителей музея — молодых небритых мужчин в свитерах и кожаных куртках. Они взяли аудиоэкскурсию без гида — возможно, чтобы привлекать меньше внимания работников музея. Пробыли в своде немного времени, но сделали остановку у окна, сквозь которое, в конце концов, в помещение попали преступники. Присмотревшись к лицам, следователи поняли: надо обратить внимание на клан Ремми. И связались коллегами в Берлине.

Клан Ремми — криминальная группировка из этнических ливанцев, хорошо известная полицейским Германии. С 1975 по 1990-й год в Ливане шла гражданская война. Страну покинули сотни тысяч беженцев, и в середине 1980-х несколько десятков тысяч из них прилетели в Германскую Демократическую Республику. Оттуда они выехали в Западный Берлин, получив убежище как политические беженцы, и осели в непрестижном тогда районе Нойкельн неподалеку от аэропорта. Из-за незнания языка и неофициального статуса местный рынок труда был для этих мигрантов закрыт — некоторые подались в криминал. И если в 1980-е и 90-е распространенным занятием таких кланов были рэкет и торговля наркотиками, то их следующее поколение сосредоточилось на кражах.

Члены клана Ремми часто попадали в криминальную хронику. В мае 2017 года Исмаил Ремми просто на улице забил бейсбольной битой должника до смерти. Так, что, по словам полицейских, «в голове жертвы ничего не осталось». В 2014-м Туфик Ремми попал в тюрьму из-за организации взрыва и ограбления в банке. «В этой семье говорят, что тюрьма делает из мальчика человека, — сказал в интервью изданию GQ нойкельнський политик Фалько Леке. — Когда дети возвращаются из тюрьмы, для них устраивают большую вечеринку и дарят им первые часы Rolex».

Есть в биографии клана и история, связанная с музеем. Она произошла за два года до дрезденских событий.

Исса Ремми, неформальный лидер клана. Несмотря на все проблемы семьи Ремми с законом, он десятилетиями остается на свободе. У него легальный бизнес в сфере недвижимости, и он уверяет, что «проклинает всех, кто торгует наркотиками, и не поддерживает никого из воров и мошенников».

Getty Images

Так же на рассвете 27 марта 2017 года три человека забрались на полотно узкоколейки у берлинского музея Боде. Они вычислили время, когда электричка на короткое время перестает ходить, и поставили на путях лестницу к соседнему зданию. Лестницы хватило до третьего этажа — одно из окон как раз было открыто. Это было окно комнатки охранников музея Боде. Оттуда мужчины добрались до выставочных залов, где временно экспонировался нетипичный объект — золотая монета «Канадский кленовый лист» весом 100 килограммов и стоимостью под четыре миллиона долларов. Так же топориком из закаленной стали они разбили защитный корпус стенда с монетой, донесли ее до окна комнаты охранников и на веревке спустили вниз, где ждала тележка. Далее монету довезли до автомобиля — и он исчез. Зато следы ДНК на веревке указали на Виссама Ремми, тогда еще 20-летнего юноши из известного клана. В феврале 2020 Виссама и троих его сообщников судили по этому делу.

Немца Дениса Вильгельма приговорили к 40 месяцам тюрьмы, Вэйси Ремми оправдали, а Виссам и Ахмед Ремми получили по 54 месяца за решеткой и 3,3 млн долларов штрафа. Впрочем, адвокаты Виссама подали апелляцию, и уже скоро он был на свободе. «Канадский кленовый лист» до сих пор не нашли. Полиция подозревает, что преступники разрубили монету и сбыли как куски золота.

Полиция вышла на подозреваемых в ограблении в Дрездене — среди них снова был Виссам Ремми. Помог автомобиль, которым преступники пользовались в день кражи. Позже преступники сожгли его в одном из местных гаражей, надеясь стереть какие-либо следы ДНК. Но машина сгорела не вся. Обнаруженные на одной из поверхностей частички кожи принадлежали Виссаму.

Однако одной ДНК в качестве доказательства было мало. Поэтому в немецкой полиции искали другие свидетельства причастности Виссама к краже: анализировали данные с SIM-карт, контролировали перемещения подозреваемых. И наконец, получили разрешение генерального прокурора Германии на задержание Виссама и его сообщников.

17 ноября 2020. Полиция ищет вещественные доказательства, связанные с кражей в «Зеленом своде», на балконе одного из жилых домов Нойкельна.

Getty Images

Утром 17 ноября 2020 года 1 638 полицейских окружили несколько кварталов Нойкельна, одновременно проводя обыски в помещениях, гаражах и автомобилях. Подозреваемых задержали. Позже полиция задержала близнецов Мохаммада и Абдула Маджед Ремми — они скрывались в Германии, но в разных местах. Второго сентября 2021 года группе предъявлены официальные обвинения: кража 4 300 бриллиантов общей стоимостью 135 миллионов долларов.

Драгоценности до сих пор не нашли. Сбыть краденые предметы искусства непросто: организации вроде музеев или галерей их не приобретут, коллекционеры с репутацией тоже не станут рисковать. Остается черный рынок, где драгоценности можно продать по частям, или за выкуп предложить музеям, откуда их украли. Однако директор «Зеленого свода» таких запросов не получал. Он переживает, что даже Дрезденский белый бриллиант уже разрезали на несколько меньших камней и сбыли по отдельности.

Мы музеи не грабим, так что для нас ваша поддержка — на вес золота!