У «серийного» донора спермы из Нидерландов сотни детей по всему миру, даже в Украине. И он такой не один, для некоторых это превратилось в спорт. Но медики, юристы и матери против — по материалу NYT

Автор:
Сергей Пивоваров
Редактор:
Евгений Спирин
Дата:

Coneyl Jay / Getty Images

Первый ребенок с помощью технологии ЭКО родился в 1978 году, и за прошедшие 40 лет донорство спермы стало процветающим глобальным бизнесом. Помимо клиник репродуктивной медицины и банков спермы появились частные доноры. Они пользуются тем, что сфера слабо регулируется на национальном и международном уровне. Поэтому продают свою сперму по всему миру и превращаются в «серийных» доноров с сотнями биологических детей. Как показывают исследования, мужчины идут на это даже не ради денег, а чтобы передать свою ДНК и подчеркнуть свою уникальность. В итоге сейчас только в Нидерландах живут сотни незнакомых друг с другом сводных братьев и сестер, которые могут пожениться и завести своих детей с риском генетических аномалий. «Бабель» пересказывает большую историю The New York Times о «серийном» доноре спермы из Нидерландов, у которого есть дети даже в Украине. А также о других похожих случаях и проблемах частного донорства для детей и матерей.

BSIP / Contributor; DE AGOSTINI PICTURE LIBRARY / Contributor

В 2015 году 34-летняя Ванесса ван Эвейк из Нидерландов захотела завести ребенка. Она была не замужем и поэтому искала донора спермы. Сначала Ванесса подумывала обратиться в клинику репродуктивной медицины, но потом решила сэкономить. На сайте Desire for a Child женщина нашла идеального кандидата — 30-летнего музыканта Джонатана Якоба Мейера, мужчину с голубыми глазами и копной вьющихся светлых волос.

Примерно через месяц они встретились на Центральном железнодорожном вокзале в Гааге. Мейер рассказал, что стал биологическим отцом семи детей, и передал Ванессе контейнер со спермой. Она заплатила Мейеру 165 евро и возместила деньги за проезд. Через девять месяцев Ванесса родила девочку. В 2017 году она решила снова забеременеть и снова обратилась к Мейеру. Все прошло по такому же сценарию, только в этот раз у Ванессы родился мальчик.

В том же 2017 году Ванесса познакомилась в Facebook с другой матерью-одиночкой, которая тоже пользовалась спермой Мейера. Она ей рассказала, что Минздрав Нидерландов провел расследование по поводу Мейера. Оказалось, что он сдавал сперму в 11 разных клиник по всей стране и стал отцом 102 детей.

Тогда Ванесса обратилась к правозащитникам Dutch Donor Child Foundation ― они специализируются на поддержке людей, рожденных от доноров, их семей и помогают искать биологических родственников с помощью анализа ДНК. Те провели свое расследование и установили, что помимо известных 102 детей Мейер стал отцом еще как минимум 80, продавая свою сперму «из рук в руки». И это только в Нидерландах.

Оказалось, что Мейер сдавал свою сперму в клиники по всему миру. Правозащитники нашли матерей, родивших от Мейера, в Австралии, Италии, Сербии, Германии, Польше, Венгрии, Швейцарии, Румынии, Дании, Швеции, Мексике, США и даже в Украине. Также он регистрировался под вымышленными именами на разных европейских сайтах частных доноров спермы, где рекламировал себя как «музыкального донора-викинга». Кроме того, Мейер зарегистрировался как минимум в одном международном банке спермы, Cryos, который поставляет материалы в более чем 100 стран. Теперь точное количество его детей установить невозможно. Но директор Dutch Donor Child Foundation Тис ван дер Меер не исключает, что их может быть около тысячи.

Новорожденные в киевском отеле «Венеция», который принадлежит клинике BioTexCom, 2020 год

NurPhoto / Contributor / Getty Images

Сфера донорства спермы слабо регулируется законами. В основном это касается требований для доноров лицензированных клиник. Есть ограничения по возрасту — от 18-20 до 35-40 лет. Отсутствие генетических мутаций, инфекционных и венерических заболеваний. Проверяют и качество спермы — замораживают минимум на полгода, потом снова перепроверяют и только после этого используют. В указе Минздрава Украины помимо этих критериев прописано еще одно обязательное условие для донора — у него должен быть свой здоровый ребенок. Кроме того, клиники могут выдвигать дополнительные требования для доноров, например, высшее образование.

Требования к донорам спермы в Институте репродуктивной медицины в Киеве перед медосмотром:

  • возраст от 20 до 35 лет;

  • высшее или средне-специальное образование;

  • физическое здоровье и приятные внешние данные;

  • отсутствие вредных привычек и наличие здоровых детей.

А вот частное донорство практически нигде и никак не регулируется. Нет никаких гарантий, что женщина не потребует от такого донора алименты или сам он не решит отсудить ребенка у матери.

Только относительно недавно в некоторых странах стали вводить квоты на использование спермы от одного донора. В Германии — 15 детей, в Великобритании — 10, в Нидерландах — 25. Теперь из-за истории с Мейером лимит для одного донора в Нидерландах хотят понизить до 12 детей.

Реестров доноров до сих пор нет ни на национальных уровнях, ни на международном. Обычно клиники верят на слово донору, когда спрашивают, сдавал ли он еще куда-нибудь свою сперму. Этим как раз и воспользовался Мейер.

Флаконы с замороженной донорской спермой в криобанке в Калифорнии.

Ted Soqui / Contributor / Getty Images

Это может быть опасно для детей. И врачи, и юристы предупреждают, что частным донорам не стоит верить на слово, что бы они ни говорили о своем здоровье.

Кроме того, возможно, что незнакомые друг с другом сводные братья и сестры могут пожениться и завести детей, у которых будет высокий риск родиться с генетическими аномалиями.

Это актуально для таких стран, как 17-миллионные Нидерланды. Только у одного из нидерландских пионеров донорства спермы, известного как Луи, более 200 потомков, многие из которых не знают друг о друге. Там даже есть специальные группы, где дети, рожденные от доноров, ищут своих сводных братьев и сестер и составляют списки потенциальных родственников. А когда находят, оказывается, что они знакомились в Tinder и даже ходили на свидания.

Теперь в Нидерландах по требованию медиков, правозащитников и матерей создают национальный реестр доноров и планируют бороться с частными донорами. А о проблеме «серийного донорства» заявляют и в других европейских странах. «Нам необходимо международное законодательство и помощь всем семьям, пострадавшим от действий таких доноров», — говорят правозащитники из Нидерландов и Германии.

Райан Крамер, соучредитель Донорского реестра братьев и сестер, показывает фотографии своих биологических сводных братьев и сестер на своем телефоне в офисе в Сан-Франциско, Калифорния, 1 ноября 2018 года.

JOSH EDELSON / Contributor

Мужчины становятся «серийными» донорами спермы даже не для того, чтобы заработать. В Украине, например, это 250—300 гривен за «порцию». Главный мотив — желание передать свою ДНК, чтобы произвести как можно больше «красивых, здоровых и умных детей».

Ради этого мужчины иногда идут на преступления. Например, директор одного из центров репродуктивной медицины в Нидерландах на протяжении нескольких десятилетий заменял донорскую сперму своей собственной. И таким образом тайно стал отцом по крайней мере 68 детей. Похожая история была и в США.

Есть и другие примеры. Ари Нэйджел, профессор математики из Нью-Йорка, летает по всему миру, чтобы передать свою сперму клиенткам. У него 76 биологических детей в разных странах, и со многими он поддерживает связь, иногда даже приезжает на их дни рождения.

А Саймон Уотсон из Британии и вовсе не скрывает, что для него донорство превратилось в спорт. В 2016 году в интервью BBC он признавался, что у него около 800 биологических детей и останавливаться он не собирается. «Мои дети разбросаны от Испании до Тайваня, во множестве стран. Я хотел бы установить мировой рекорд, чтобы никто не смог его побить. Зачать как можно больше детей».

Работает он только как частный донор, большинство клиенток находят его через Facebook. Уотсон берет по 50 фунтов (около двух тысяч гривен) за дозу. И на встречи обычно приезжает с баночкой со спермой и шприцем. А клиентки снимают номер в гостинице или даже просто идут в общественный туалет. Уотсон хвастается, что треть доз его спермы срабатывает с первого раза.

Ари Нэйджел (стоит в футболке) на американском телешоу To Tell The Truth, 2014 год.

Eric McCandless / Contributor / Getty Images