Школьника на Волыни приговорили к шести годам тюрьмы за продажу каннабиса. Никто не ожидал реального срока, а адвокат говорит, что парня спровоцировала полиция — репортаж

Автор:
Катерина Коваленко
Редактор:
Дмитрий Раевский
Дата:
Школьника на Волыни приговорили к шести годам тюрьмы за продажу каннабиса. Никто не ожидал реального срока, а адвокат говорит, что парня спровоцировала полиция — репортаж

Михаил Мельниченко / «Бабель»

Двадцать третьего декабря 2020 суд в поселке Ратно на Волыни приговорил одиннадцатиклассника Максима к шести годам колонии за торговлю наркотиками. Приговор шокировал его семью, адвоката и даже полицейских, которые собирали против него доказательства. Обвинение основано на показаниях двух девушек, которые договаривались с Максимом о покупке каннабиса. Как оказалось, они работали по заданию полиции. Сам Максим признал, что продал наркотик только одной из них, его адвокат убежден, что полиция спровоцировала парня на преступление, а доказательства собраны незаконно. Родственников Максима возмутила суровость судебного решения, они уже подали апелляцию и надеются, что вскоре его отпустят домой. Корреспондентка «Бабеля» Катерина Коваленко побывала в Ратно, встретилась с тетей и адвокатом Максима, а также со следователем полиции в этом деле.

1

Поселок Ратно расположен в 120 километрах на север от Луцка. На улице Центральной оживленное движение — это трасса, ведущая к беларусскому Бресту. В Ратно живет около десяти тысяч человек, здесь все в пешей доступности: магазины и рынок, небольшой отель, несколько кафе и школ. Центр застроен в основном двухэтажными многоквартирными домами. Семья Максима живет в частном доме на въезде в поселок, рядом парк и несколько озер.

Парк в Ратно, где в мае 2020 года задержали Максима.

Михаил Мельниченко / «Бабель»

Максим — старший из трех сыновей в семье. «Он парень не ленивый. По дому помогал, и по хозяйству», — рассказывает его тетя Мария, сестра мамы. Самая большая страсть Максима — автомобили и мотоциклы. Он научился их ремонтировать и иногда зарабатывал этим, чтобы иметь собственные деньги. На вырученное любил купить модную одежду, а остальные отдавал маме. После школы собирался учиться на автомеханика.

Максима арестовали 19 мая 2020 года — через два месяца после его шестнадцатилетия. После уроков он гулял в парке возле дома, когда навстречу выехали две патрульные машины. Парню предъявили торговлю наркотиками и задержали как опасного преступника. Свидетелем задержания Максима случайно стала его мама, которая как раз возвращалась домой с работы. Она сняла все на видео: полицейские надели на парня наручники и молча обыскивают посреди улицы. Максим — высокий черноволосый парень — стоит смирно, опустив голову. Полиция заявила, что он только что продал каннабис, но денег у него не нашли. При нем были только телефон, антисептик, зажигалка и порванная двугривневая купюра.

Школа в Ратно.

Михаил Мельниченко / «Бабель»

Максима сразу же забрали в СИЗО в Ковеле, где он провел несколько дней. Семья быстро нашла адвоката, и он добился, чтобы на время следствия парня отпустили домой под личное обязательство. Он продолжил ходить в школу, на допросы в полицию, а потом и на судебные заседания. Парня обвинили в том, что он дважды продал каннабис: в первом случае речь шла о трех граммах за 440 гривен, во втором — перед самым задержанием — о восьми граммах за 700 гривен.

Из двух случаев, которые предъявила ему полиция, Максим признал только первый, произошедший в апреле. Майский — в день задержания — Максим категорически отрицал. Его адвокат Виталий Жуковский объясняет, что парень присутствовал при продаже, но не участвовал. «Он ничего не продавал, это четко видно на оперативном видео. Продавал другой человек, а он стоял рядом», — говорит он.

Адвокат Виталий Жуковский показывает оперативное видео, которое стало доказательством против Максима в суде.

Адвокат Виталий Жуковский показывает оперативное видео, которое стало доказательством против Максима в суде.

Михаил Мельниченко / «Бабель»

Задержание Максима стало шоком для его семьи. «Может, он где-то и пробовал [каннабис], как многие. Но он точно не хотел продавать и точно не злоупотреблял», — говорит его тетя Мария.

2

Главными доказательствами полиции против Максима стали показания двух свидетелей. Ими оказались две девушки, сотрудничавшие с оперативниками. Их задачей было договориться с Максимом о встрече, купить у него наркотики и снять все это на скрытую видеокамеру. По словам следователя местной полиции Ивана Костючика, расследовавшего дело Максима, свидетелями были «обычные граждане, которых полиция попросила о сотрудничестве». «Мы их проинструктировали, вручили деньги, дали специальные видеокамеры», — говорит следователь.

Следователь Иван Костючик, который вел дело Максима.

Михаил Мельниченко / «Бабель»

Адвокат Виталий Жуковский считает, что полиция спровоцировала Максима на преступление — а это незаконно. По его словам, девушки много раз звонили Максиму и уговаривали его продать наркотик. «Он этих девушек не знал и отказывал им. Говорил, что у него ничего нет. Но они продолжали на него давить и в конце концов уговорили помочь», — говорит адвокат. Тетя Максима возмущается, что полиция даже не искала тех, кто продал каннабис ее племяннику, а сделала крайним его: «Он его не выращивал, значит, у кого-то взял. Почему не задерживают тех, кто продает наркотики ребенку?»

По словам адвоката, дело на Максима завели еще 30 января 2020 года — на тот момент ему было всего пятнадцать лет. При этом уголовная ответственность по статье о сбыте наркотиков наступает только с шестнадцати. «Они завели на него оперативно-розыскное дело, начали за ним следить. А потом просто ждали, пока ему исполнится 16, чтобы подослать своих людей и задержать», — говорит адвокат.

Михаил Мельниченко / «Бабель»

Следователь Костючик считает обвинения адвоката надуманными и утверждает, что полиция ничего не нарушила. Он не разглашает, как правоохранители вышли на Максима и почему подослали подставных лиц именно к нему. «Могу сказать только то, что изначально завели на другое лицо, а уже в ходе разработки вышли на него», — говорит следователь. Чем завершилось расследование относительно других лиц, фигурировавших в деле, Костючик не разглашает — тайна следствия.

Всего в 2020 году в Ратно расследовали три дела о сбыте наркотиков, говорит следователь Костючик. Примерно столько же их было и в предыдущие годы. Максим стал первым несовершеннолетним, которого задержали в Ратно по такому обвинению. Следователь говорит, что всем в полиции было жаль Максима. «Можно было попробовать по-человечески поговорить с родителями, но у нас есть порядок. Это означало бы перечеркнуть всю работу оперативников». Адвокат Максима Виталий Жуковский считает, что правоохранители просто работали на статистику.

Отделение полиции в Ратно.

Михаил Мельниченко / «Бабель»

3

Ратновский районный суд рассматривал дело Максима около полугода. Прокуратура просила шесть лет лишения свободы — это минимальное наказание по статье о сбыте наркотиков, если нет смягчающих обстоятельств. Адвокат парня просил полностью его оправдать и доказывал в суде, что доказательства собирали незаконно. При этом защитник понимал, что выиграть дело в Ратно почти невозможно. «Это маленький поселок, все друг друга знают. Там и местные адвокаты не очень хотят вступать в конфликт, потому что все всем кумовья, братья и сваты», — говорит Виталий Жуковский. Он готовил Максима и его семью к тому, что суд признает его виновным, но даст условный срок. Далее они бы боролись за оправдание в суде.

«Нам даже в полиции говорили: “Не волнуйтесь, никто его сажать не собирается. Максимум — условный”», — говорит тетя Максима. Но 23 декабря Ратновский райсуд вынес решение: признать Максима виновным и приговорить к шести годам за решеткой. Парня взяли под стражу прямо в зале суда и увезли в изолятор временного содержания в Луцке. За почти месяц в изоляторе Максим виделся с мамой лишь раз — на десять минут. «Больше не пускают, только передачи передаем, — говорит тетя. — Знаем только, что он сначала сидел в одиночной камере, а потом кого-то подселили».

Тетя Максима. По просьбе семьи мы не показываем ее лицо.

Тетя Максима. По просьбе семьи мы не показываем ее лицо.

Михаил Мельниченко / «Бабель»

Михаил Мельниченко / «Бабель»

На решение суда повлияло то, что Максим не сотрудничал со следствием, предполагает следователь Костючик. «Если бы он раскаялся и пообещал такого больше не делать, то прокуратура и суд бы это учли», — говорит полицейский. Но для Максима это означало бы полностью признать вину и быть судимым, даже если бы он и не отбывал реальный срок.

Адвокат Максима уже подал апелляцию, в ближайшее время дело начнут рассматривать в Луцке. В первую очередь Жуковский просить отпустить парня из-под стражи, далее — обжаловать решение Ратновского райсуда. Семья надеется, что суд по крайней мере не станет лишать его свободы. «Каждый спотыкается в жизни, а он вообще ребенок. Каким он выйдет через шесть лет, даже боюсь представить, — говорит тетя. — Какое у него будет отношение к людям? Какая психика? Он будет обижен на весь мир».

Адвокат Виталий Жуковский.

Михаил Мельниченко / «Бабель»