Войска Ахмада Масуда в Панджшере отбили первую атаку талибов. Кто такие повстанцы из вечно бунтующей провинции — радикальные исламисты? Или Масуд за демократию? — эксплейнер «Бабеля»

Автор:
Дмитрий Раевский
Редактор:
Катерина Коберник
Дата:
Войска Ахмада Масуда в Панджшере отбили первую атаку талибов. Кто такие повстанцы из вечно бунтующей провинции — радикальные исламисты? Или Масуд за демократию? — эксплейнер «Бабеля»

Ahmad Massoud / Facebook

Двадцать третьего августа талибы атаковали провинцию Панджшер — единственный регион Афганистана, сохранивший независимость от «Талибана». Накануне талибы дали «Национальному фронту сопротивления» (НФС) Афганистана и его лидеру Ахмаду Масуду четыре часа на то, чтобы сдаться. Масуд ультиматум проигнорировал, его войска отбили первую атаку и до сих пор контролируют Панджшер. Спикер НФС Али Назари заявил, что к ним присоединились не сложившие оружие остатки афганской армии и ополчение из разных регионов, и им хватит сил, чтобы сдержать наступление талибов. Мы уже писали о том, почему северные провинции Афганистана много лет сопротивляются экспансии талибов, а отец Масуда, полевой командир Ахмад Шах Масуд — легендарная фигура для многих афганцев. Теперь «Бабель» рассказывает, кто такой Ахмад Масуд — младший, что он делал после смерти отца, как стал лидером сопротивления и чем его взгляды отличаются от идеологии «Талибана».

Ахмад Масуд — единственный сын Ахмада Шаха Масуда, у него пять младших сестер. Когда 9 сентября 2001 года террористы-смертники убили его отца, Масуду было двенадцать лет. На похоронах отца он впервые появился на публике.

Ахмад Масуд — младший на похоронах отца.

В начале 2000-х родственники отправили Масуда подальше от войны, сначала в Таджикистан, а потом — учиться в школу в Иран. До того он был на домашнем обучении — его учил отец. В школе Масуд увлекся астрономией и собирался поступать в европейский университет на астрофизика. Но родственники и соратники Масуда-старшего готовили его сына к политической карьере. Поэтому сначала он попытался поступить в военную академию Вест-Пойнт, но провалился. После этого Масуд год отучился на военных курсах в Королевской военной академии в Сандхерсте. В 2015 году — окончил кафедру военных наук в Кингс-колледже Лондонского университета, а в магистратуру поступил на кафедру международной политики Лондонского городского университета.

В Лондоне Масуд провел восемь лет и по-английски говорит с британским акцентом. Известно, что во время учебы он женился. Его жена и сейчас живет в Британии — учится в аспирантуре, готовится стать доктором политических наук.

Ахмад Масуд — выпускник Кингс-колледжа, 2015 год, Лондон.

Ahmad Massoud / Facebook

В 2016 году Ахмад Масуд вернулся в Афганистан и заявил, что никогда не собирался оставаться в Европе: «Я учился, чтобы вернуться. У меня нет двойного гражданства, у меня нет собственности за пределами Афганистана, у меня ничего нет». Тогда же Масуд стал президентом фонда имени своего отца.

В своих первых публичных выступлениях и интервью после возвращения Масуд критиковал президента Ашрафа Гани и правительство Афганистана за неэффективность и коррупцию. Он считает, что миллиарды долларов, которые США вложили в Афганистан, во многом были потрачены зря.

Ахмад Масуд в Панджшере во время празднования Курбан-байрама, 2015 год.

Ахмад Масуд в Панджшере во время празднования Курбан-байрама, 2015 год.

Ahmad Massoud / Facebook

В августе 2019 года Масуд объявил о том, что идет в большую политику и собирает новый политический союз против набирающих силу талибов. Это произошло на фоне двух важных событий. Во-первых, 28 сентября того же года прошли выборы президента Афганистана, на которых на второй срок избрали Ашрафа Гани. Масуд-младший в выборах не участвовал, но баллотировался его дядя, Ахмад Вали Масуд.

Во-вторых, с конца 2018 года шли мирные переговоры с «Талибаном», которые инициировал президент США Дональд Трамп: сначала секретные, затем — официальные. Президент Гани в переговорах не участвовал, афганскую сторону представлял американский дипломат Залмай Халилзад. Масуд раскритиковал саму идею таких переговоров. По его мнению, исключив афганцев, их правительство и политические партии из процесса, американцы фактически признали «Талибан» легитимной властью.

«Неважно, сколько условий они [американцы] поставили «Талибану». Как только появится совместная фотография представителей «Талибана» и кого-либо из американского руководства, талибы станут победителями, они назовут себя настоящими моджахедами и группой сопротивления, выигравшей войну. [...] Что-то происходит между Америкой и «Талибаном», между государствами региона и «Талибаном». Где в этом процессе сами афганцы?» — заявил он тогда.

В том же 2019 году Масуд заявил, что не считает войну единственной опцией, в целом поддерживает стремление к миру и надеется победить «Талибан» политически. Но для этого афганские партии должны хотя бы участвовать в переговорах.

Представитель США Залмай Халилзад (слева) и представитель «Талибана» Абдул Гани Барадар (справа) подписывают соглашение в Дохе, Катар, 29 февраля 2020 года.

Wikimedia

Еще в 2019 году Масуд предсказывал, что вывод американских войск закончится катастрофой. По его мнению, повальная коррупция при президенте Гани не дала Афганистану создать боеспособную армию, поэтому без американцев правительство не выстоит против талибов. Правильным решением, по его мнению, было создать армию Афганистана на основе местного ополчения провинций.

«Для решения афганских проблем нам изначально не нужны были иностранные войска, только материально-техническая поддержка. Некоторые страны пытаются запугать нас, угрожая уходом. Мы, афганцы, никогда не скажем «пожалуйста, останьтесь». Если они хотят уйти, пусть уходят. Мы пережили коммунизм и пустые желудки. Мы пережили терроризм и талибов в 1990-х годах, когда они были намного сильнее и убили моего отца. Что бы ни случилось, мы выживем. Ошибки, допущенные международным сообществом в Афганистане за последние 18 лет интервенции, снова вернули «Талибан» к жизни», — сказал он в интервью.

Ополчение в провинции Панджшер начало готовиться к выводу американских войск еще два года назад.

Основной пункт политической программы Ахмада Масуда — децентрализация власти и федерализация Афганистана. Ключевой проблемой он считает концентрацию власти и денег в одном городе страны (Кабуле) и в руках одного человека (президента). В этом и причина коррупции — деньги, которые двадцать лет выделяли западные союзники на развитие страны, просто не доходили до большинства провинций. А разные политические и этнические группы постоянно соперничали друг с другом.

Проблема афганской политики, по мнению Масуда, — принцип «победитель получает все». Разные политические силы берут Кабул, получают власть и с этого момента перестают считаться со всеми остальными. Он признает, что так поступал и его отец.

«Когда мы [«Северный Альянс»] говорили с СССР напрямую, нас не волновало правительство [поддерживаемого Советским Союзом бывшего президента] Наджибуллы, и нас не волновали другие люди — мы были триумфаторами, мы победили», — сказал он журналистам в 2019 году.

Но этот принцип не работает в многонациональной стране. Государственный идеал Масуда для Афганистана — это демократическая федерация, широкая автономия провинций, которые решают общие вопросы через парламент.

Ахмад Масуд (справа) на встрече у себя дома, 5 сентября 2019 года, Панджшер, Афганистан.

Getty Images

В своих заявлениях Масуд подчеркивает, что выступает за демократию и терпимость к разным точкам зрения. Это, по его мнению, и отличает «Северный Альянс» от «Талибана». Об отделении религии от государства речь не идет, Масуд говорит о создании исламской республики, а своих бойцов называет моджахедами, как и его отец. Но и с политикой «Талибана» он не согласен:

«Они убили моего отца во имя ислама. Их не волновало, что он сам был мусульманином. Талибы просто «рейдернули» ислам, но в них нет веры и понимания ислама. И я могу твердо сказать, что они не мусульмане. Они просто террористы».

Бойцы афганского движения сопротивления против талибов на военных учениях в районе Абдулла Хил округа Дара в провинции Панджшер, 24 августа 2021 года.

Бойцы афганского движения сопротивления против талибов на военных учениях в районе Абдулла Хил округа Дара в провинции Панджшер, 24 августа 2021 года.

Getty Images

Восемнадцатого августа 2021 года Масуд обратился к США и странам Европы с просьбой поддержать «Национальный фронт сопротивления» в борьбе против талибов оружием и боеприпасами:

«Знайте, что миллионы афганцев разделяют ваши ценности. Мы так долго боролись за открытое общество, в котором девушки могли бы стать врачами, наша пресса могла бы свободно работать, наша молодежь могла бы танцевать и слушать музыку или посещать футбольные матчи на стадионах, где талибы уже устраивали массовые казни — и, возможно, скоро снова устроят».

Мы не солдаты и не повстанцы, но иногда тоже воюем за ценности, в которые верим. Поддержи «Бабель».