Власть обещает Западу реформировать суды. Вместо этого она заморозила ротацию судей — назначить новых вместо коррумпированных не могут уже год. Кто мешает реформе

Автор:
Оксана Коваленко
Редактор:
Катерина Коберник
Дата:

«Бабель»

Пятнадцатого сентября влиятельное британское издание Financial Times опубликовало материал о коррупции в известном украинском суде — Окружном административном суде Киева (ОАСК). Реформировать его и провести аттестацию судей у прежней и нынешней власти много лет требуют антикоррупционные организации и западные партнеры. Но сделать это и набрать новых судей в ОАСК и другие украинские суды сейчас невозможно. Почти год назад парламент поддержал законопроект, который распустил Высшую квалификационную комиссию судей (ВККС). Это своего рода «кадровое агентство»: оно подбирает новых судей, оценивает их профпригодность и переводит из одного суда в другой. Пока ВККС не сформируют заново, продолжить реформу старых и укомплектовать новые суды, например Высший суд по интеллектуальной собственности, не получится. Перезапустить ВККС команду президента Зеленского просят партнеры из ЕС и даже обещают за это финансовую помощь. Но власть не спешит и предлагает варианты, которые ставят под вопрос независимость комиссии. Почему — объясняет корреспондентка «Бабеля» Оксана Коваленко.

Конфликты с властью

Серьезные проблемы у ВККС начались зимой 2019 года. Тогда в Окружной админсуд Киева подали около 30 исков к комиссии, рассказывает «Бабелю» ее бывший глава Сергей Козьяков. После этого направленные против ВККС уголовные дела появились в Нацполиции и Госбюро расследований.

Отношения с командой нового президента Зеленского у ВККС тоже не сложились. Конкурс в Верховный суд, который проводила комиссия, не прошли несколько членов ЗеКоманды: первый вице-спикер парламента Руслан Стефанчук, его брат депутат Николай, будущий генпрокурор Ирина Венедиктова и нардеп Даниил Гетманцев.

В июне Козьяков встречался с тогда замглавы Офиса президента Русланом Рябошапкой, они говорили около двух часов. Козяков вспоминает, что Рябошапка винил комиссию в провале судебной реформы, но конкретных требований или обвинений не предъявлял. Публично Рябошапка критиковал ВККС за слишком близкие связи с Администрацией пятого президента Порошенко и ориентацию на лояльных судей.

Летом 2019 года Рябошапка разработал проект новой судебной реформы, которая, кроме прочего, распускала ВККС. Соответствующий закон Рада утвердила в октябре, когда Рябошапка стал генпрокурором, а его место в Офисе президента занял Андрей Смирнов. Закон вступил в силу 7 ноября 2019 года — в тот же день ВККС распустили.

Бывший глава комиссии Козьяков говорит, что к тому времени оттуда ушли многие из тех, кто не устраивал «заинтересованных людей» — часть по ротации, часть убрали с помощью решений Окружного админсуда под руководством Вовка. Главной целью атак на ВККС Козьяков считает желание заменить членов комиссии «на своих», замедлить квалификационное оценивание судей и контролировать их назначение.

Вместе с ликвидацией ВККС на паузу встал отбор судей в первые инстанции, апелляционные суды и Высший суд по интеллектуальной собственности. Роспуск ВККС заморозил и квалифоценивание судей, которое началось после Революции достоинства. Проще говоря, некому стало проверять действующих судей на знание законов и добропорядочность. В том числе тех, кто скомпрометировал себя во время Евромайдана. Глава парламентского комитета по вопросам правовой политики Андрей Костин говорит, что оценивание до сих пор не прошли две тысячи судей. Среди них большинство судей Окружного админсуда Киева.

Неудачная реформа

Согласно новому закону, число членов ВККС сократили с 16 до 12. Их отбор поручили специальной конкурсной комиссии из шести человек. Право предложить троих отдали международным экспертам — это должно было гарантировать прозрачность конкурса. Еще троих отдали Совету судей. Окончательный выбор членов ВККС оставили за Высшим советом правосудия (ВСП).

12 декабря 2019 года он объявил конкурс. Вскоре оказалось, что его правила нивелируют или усложняют участие международных экспертов. Их мнение не играло важной роли при отборе членов ВККС, каждому претенденту нужно было подтвердить свой диплом и экспертность и, в идеале, иметь судейский опыт. Кроме того, ВСП оставил за собой право проводить первичный отбор претендентов в ВККС на старте и мог отклонять рекомендации конкурсной комиссии в финале.

В конце декабря 2019 года директор Американского агентства международного развития (USAID) Сюзан Кутор отправила в ВСП письмо с перечнем всех проблем. В копии стояла фамилия замглавы ОП Смирнова. Не получив ответа, иностранные организации отказались предлагать своих кандидатов в комиссию, ВСП не смог провести конкурс и заявил, что закон нужно менять.

Вдобавок к этому, 11 марта 2019 года Конституционный суд назвал неконституционной норму о том, что членов ВККС должно быть двенадцать, и что их по результатам конкурса назначает Высший совет правосудия.

Риски президентского законопроекта

Чтобы выйти из правового тупика и разморозить работу ВККС, в конце июня 2020 года президент внес в парламент новый законопроект. Его разработал замглавы ОП Андрей Смирнов. Принять закон до летних каникул депутаты не успели. 23 июля, чтобы ускорить процесс, Евросоюз включил пункт о создании ВККС в текст меморандума с Украиной. Если команда президента выполнит все требования, Киев получит 1,2 миллиарда евро. Сейчас проект закона рассматривает Венецианская комиссия. По словам Костина, ее представители виртуально уже пообщались со всеми заинтересованными сторонами, и выводы Украина ждет 8—10 октября.

В нынешнем варианте закона есть несколько рисков.

1. Международных экспертов в комиссию по отбору членов ВККС могут предлагать организации из любой страны — в том числе России, Беларуси и др. Главное требование — кандидаты должны работать в судебной власти.

2. Если международные организации вовремя не предложат своих кандидатов, как это было в прошлый раз, членов конкурсной комиссии будет отбирать уполномоченный по правам человека Людмила Денисова. Если верить записям прослушки НАБУ из Окружного админсуда Киева, его глава Павел Вовк помог Денисовой выиграть дело в своем суде. За это Денисова уволила назначенного по ее квоте члена ВККС и провела выгодного Вовку кандидата.

3. Международные эксперты не смогут заблокировать нежелательного, по их мнению, кандидата. Для позитивного решения будет достаточно двух голосов «международников» и простого большинства комиссии. Если большинство членов будут лояльны к одной политической силе, независимость ВККС окажется под угрозой.

4. Ряд функций ВККС перейдет к нереформированному Высшему совету правосудия. К примеру, теперь он, а не ВККС, будет определять, как тестировать судей, выставлять им оценки или собирать досье на судей. По словам нардепа от «Голоса» Олега Макарова, это противоречит логике существования ВСП и ВККС как двух автономных органов. «В проекте закона ВККС — это вспомогательный орган Высшего совета правосудия. При нереформированном ВСП такой подход несет свои угрозы», — говорит Макаров.

Глава профильного правового комитета Рады Андрей Костин считает, что «взаимоотношения» ВККС и ВСП можно будет урегулировать: «Главное — запустить ВККС и обеспечить к ней доверие судей и профессионального сообщества». Депутат прогнозирует, что, получив решение Венецианской комиссии, эксперты Совета Европы и все заинтересованные стороны обсудят его во второй половине октября. Также решение Венецианской комиссии проанализируют в профильном комитете Рады, а затем вынесут законопроект на голосование. По оценкам Макарова и других собеседников «Бабеля», по самому оптимистичному сценарию ВККС заработает не раньше марта 2021 года.

Снежана Хромец / Артем Марков / «Бабель»