О бегемотах из «зоопарка» Пабло Эскобара все забыли, а они расплодились и освоились в озерах и реках Колумбии. Теперь ученые спорят, смогут ли они заменить вымерших животных

Автор:
Сергей Пивоваров
Дата:
О бегемотах из «зоопарка» Пабло Эскобара все забыли, а они расплодились и освоились в озерах и реках Колумбии. Теперь ученые спорят, смогут ли они заменить вымерших животных

Бегемоты в одном из озер неподалеку от бывшего поместья Пабло Эскобара, 24 сентября 2018 года.

Juancho Torres / Anadolu Agency via Getty Images

Колумбийский наркобарон Пабло Эскобар построил роскошное поместье с большим зоопарком. Сюда нелегально свозили экзотических животных со всего мира. Так здесь оказались четверо африканских бегемотов. После смерти Эскобара в 1993 году о животных забыли. Но бегемоты освоились в новых условиях и расплодились. Сейчас в озерах и реках Колумбии около сотни бегемотов. И в условиях дикой природы их численность будет только расти. Теперь ученые спорят о том, принесут бегемоты больше вреда или пользы экосистеме Южной Америки. Одни считают, что бегемоты могут заменить некоторых травоядных, которые вымерли тысячи лет назад. Другие утверждают, что бегемоты будут загрязнять водоемы и постепенно вытеснять местные виды животных. «Бабель» рассказывает о том, как бегемоты Эскобара случайно стали участниками масштабного экологического эксперимента, из-за которого спорят ученые.

В 1970-е годы наркобарон Пабло Эскобар построил на северо-западе Колумбии роскошное поместье Hacienda Napoles площадью около 20 квадратных километров. На его территории был большой дом в испанском колониальном стиле, парк скульптур, гараж с коллекцией ретроавтомобилей, арена для боя быков, трасса для картинга и небольшой аэродром. А над въездом в поместье установили копию легкомоторного самолета, который доставил первую партию кокаина Эскобара в США.

Одной из главных достопримечательностей поместья был зоопарк, куда нелегально свозили животных со всего мира. Среди них антилопы, тигры, львы, страусы, жирафы, а также четыре африканских бегемота, которые были любимцами наркобарона.

После того, как Эскобар погиб в перестрелке с полицией в 1993 году, его семья стала судиться с государством за поместье. За животными больше некому было ухаживать. Часть из них погибла, некоторых отправили в зоопарки, а на бегемотов попросту махнули рукой. Однако они продолжали жить на территории поместья, размножаться и осваивать ближайшие пруды, озера и реки.

Арка на въезде в нынешний национальный парк Hacienda Napoles сохранилась со времен Эскобара, 24 сентября 2018 года.

Juancho Torres / Getty Images

Теперь бегемотов можно встретить и в главной реке Колумбии — Магдалене. По приблизительным подсчетам численность популяции сейчас — около 100 особей. В будущем она будет расти в геометрической прогрессии. И в течение нескольких десятилетий в Колумбии могут появиться тысячи бегемотов.

Таким образом, бегемоты Эскобара случайно запустили уникальный эксперимент, который длится уже почти 30 лет. Они стали первыми крупными инвазивными травоядными, которые прижились на новом месте.

Об этом пишет группа исследователей в своей недавней статье в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences. Они предполагают, что эти бегемоты могут заполнить экологическую нишу, которую раньше занимали другие крупные млекопитающие. Эти виды постепенно вымирали по всему миру в эпоху позднего плейстоцена — примерно 100—12 тысяч лет назад. Из-за того, что они исчезли, в пищевой и других цепочках экосистем образовались дыры. Особенно пострадали Америка и Австралия. Но если внедрить в систему новые виды, то можно приблизить окружающую среду к тому состоянию, в котором она находилась миллионы лет.

Самка бегемота Ванесса в национальном парке Hacienda Napoles, 24 сентября 2018 года.

Juancho Torres / Getty Images

Исследователи сравнили существующих травоядных с вымершими за последние 126 тысяч лет видами. В расчет брались масса и строение тела, рацион и другие особенности. В итоге они пришли к выводу, что бегемоты в Южной Америке заполняют нишу сразу двух вымерших видов. По типу питания они схожи с гигантскими ламами. А размеры бегемотов и их привычка проводить много времени в воде роднит их с нотоунгулятами — крупными копытными, схожими по размеру с современными носорогами. «Даже если бегемоты и не становятся полноценной заменой вымершим видам, то все равно они берут на себя экологические функции многих из них», — делают вывод ученые.

Другие исследователи критикуют эту теорию и считают, что бегемоты принесут экосистеме Южной Америки больше вреда, чем пользы. Например, бегемоты могут загрязнять водоемы своими экскрементами, превращая их в поросшие водорослями болота. А мутная вода сделает рыбу более уязвимой перед хищниками.

Если бегемоты продолжат бесконтрольно размножаться в условиях дикой природы, то они могут постепенно вытеснить некоторые местные виды. Например, ламантинов, выдр и речных черепах. Бегемоты могут начать нападать на людей. Они ведут себя очень агрессивно, особенно когда защищают свою территорию. Однако многие специалисты считают, что не стоит отправлять колумбийских бегемотов в их природную среду обитания, в Африку. Ведь они могут занести туда какие-нибудь новые болезни.

Знак, предупреждающий об опасности бегемотов, возле Hacienda Napoles, 18 августа 2019 года.
Бегемот в одном из озер неподалеку от бывшего поместья Пабло Эскобара, 19 августа 2019 года.

Знак, предупреждающий об опасности бегемотов, возле Hacienda Napoles, 18 августа 2019 года. Бегемот в одном из озер неподалеку от бывшего поместья Пабло Эскобара, 19 августа 2019 года.

После череды судов поместье Эскобара все-таки национализировали и превратили в огромный заповедник. Там сейчас живут несколько бегемотов. Но власти жалуются, что не могут контролировать популяцию диких бегемотов. Стерилизовать их или перевозить в зоопарки дорого и опасно.

С другой стороны, эти бегемоты уже стали местной достопримечательностью, которая привлекает туристов. Только Национальный парк Hacienda Napoles ежегодно посещает более 50 тысяч человек.

Самку бегемота Ванессу кормят с рук в национальном парке Hacienda Napoles, 7 декабря 2017 года.

Sinikka Tarvainen / picture alliance via Getty Images