Глава ОП Андрей Ермак ответил на вопросы о переговорах в Минске, обвинениях в адрес брата и мерседесе за три миллиона гривен — максимально коротко

Авторы:
Глеб Гусев, Евгений Спирин, Катерина Коберник
Дата:
Глава ОП Андрей Ермак ответил на вопросы о переговорах в Минске, обвинениях в адрес брата и мерседесе за три миллиона гривен — максимально коротко

«Бабель»

Во вторник, 31 марта, руководитель Офиса президента Андрей Ермак провел онлайн-брифинг. Он рассказал о пандемии коронавируса, переговорах Трехсторонней контактной группы в Минске, где появился проект Консультативного совета, и «пленках Лероса». Самой болезненной темой стали «пленки Лероса»: 29 марта народный депутат «Слуги народа» Гео Лерос заявил, что брат руководителя ОП Денис Ермак «барыжит государственными должностями» и в подтверждение своих слов опубликовал 11 видеороликов, снятых скрытой камерой. На следующий день журналисты «Схем» установили имена людей на видео — это были два чиновника и помощник Дениса Ермака. Последний в комментарии «Бабелю» опроверг, что он обсуждал назначения на государственные должности. Андрей Ермак обратился к правоохранителям. Уголовные производства открыли Государственное бюро расследований (против Гео Лероса, по четырем статьям) и Специализированная антикоррупционная прокуратура (по статьям о коррупции при назначении на государственные должности). «Бабель» пересказывает выступление главы ОП максимально коротко.

Главное условие следующего саммита в «нормандском формате» — стороны должны выполнить все, что решили в конце прошлого года в Париже: прекратить огонь, развести силы, обменяться пленными. Переговоры по обмену пленными продолжаются, пандемия их усложнила. Обновляются списки пленных. Может, неделя-две — и мы начнем переговоры по обмену.

Не все зависит от нас. После встречи в Париже реализовать договоренности должны были через Трехстороннюю контактную группу (ТКГ) в Минске. Она работала, но не очень активно. Поэтому я решил съездить в Минск. Мне было важно увидеть, что там происходит, потому что у нас нет времени на переговоры, которые не приносят результатов.

Минск — это единая площадка для обсуждений [войны на Донбассе]. Все санкции привязаны к выполнению Минских договоренностей и аннексии Крыма. Мы будем показывать, что выполняем Минские договоренности.

При этом в Минских договоренностях есть подписи представителей «ДНР» и «ЛНР». [Формально] они не являются участниками ТКГ и при нашей каденции никогда ими не станут. Но в Минских договоренностях есть условие: Украина должна согласовать некоторые законопроекты с представителями оккупированных территорий. Стал вопрос: как их согласовать? Мы хотели прекратить монополию представителей «ЛНР» и «ДНР» на представительство. Консультативный совет [в составе политической подгруппы ТКГ] — это и есть реализация этой идеи. Мы видим участниками Консультативного совета общественных деятелей, церковников, наших граждан, которые там проживают и не являются военными преступниками. Мы решим этот вопрос окончательно после консультаций с Францией, Германией и ОБСЕ.

Гео Лерос, настоящее имя Курехян Георг Багратович, — инструмент, который используют против меня, власти и команды президента. Я обратился с заявлением [на Гео Лероса] в ГБР и СБУ, также возбуждено дело в САП. Эти органы проведут объективное расследование, власть не будет на него влиять. Пленки появились за день до рассмотрения в Раде важных законов. Вы понимаете, кто что делал, чтобы страна оказалась на пороге дефолта, и кому эта история выгодна.

Я не дал господину [Леросу] обманным путем назначить на должность заместителя министра [инфраструктуры] человека из прошлой власти. Сначала его пытались назначить в КГГА — там он раньше работал. [Через час после брифинга депутат Киевсовета Илья Сагайдак написал, что Андрей Ермак говорил о нем, и опроверг его версию событий.]

Я не могу и не буду давать оценки действиям господина [Гео] Лероса, это сделают [правоохранительные] органы. Почему я обратился в СБУ и ГБР? Я считаю, что это операция [против меня], когда работают по методичке. Если к [расследованию] присоединятся еще какие-то органы, я только за. Это не будет как с [экс-премьером Алексеем] Гончаруком, когда мы до сих пор не получили результаты.

Я давно планировал сменить авто. Продал старое, купил новое, и это совпало с событиями в стране. Все, что касается финансов, есть в моей декларации. Я отказался от всех ведомственных авто и госохраны.